Войти как пользователь

Войти как пользователь Newsler.ru:

Имя пользователя:
Пароль:
Я забыл свой пароль

Ганжела сказал еще одно «последнее слово»

29 июня 2015 в 18:41
0 комментариев
3286 просмотров
0 (голосов: 0)
Автор: Репортеръ
Сегодня, 29 июня, в Октябрьском районном суде города Кирова были заслушаны реплики стороны защиты и последнее слово подсудимого: адвокат Николая Ганжелы указал на искажение стороной обвинения свидетельских показаний.
Ганжела сказал еще одно «последнее слово»
Николай Ганжела со своими адвокатами.

Еще на прошлом судебном заседании сторона защиты обозначила свой основной довод - Николай Ганжела являлся собственником яранских предприятий и, таким образом, украсть сам у себя не мог. «Свою политику он проводил через законно выбранные органы управления и не мог кого-либо обмануть: все вопросы решались исходя из положения учредительных документов, - сообщил адвокат Евгений Кронов. - То есть никогда Ганжела своим волевым решением не говорил брать кредит или заключать сделку, это одобрялось советом директоров, общим собранием акционеров. Сейчас обвинение пытается подвергнуть этот пункт изменению, меняя фабулу». И действительно, гособвинение продолжило настаивать на своем. «Совершенно оставлено без внимания, что кроме Ганжелы акциями владели другие физические и юридические лица», - прозвучало сегодня в зале суда.

Непоследовательность в действиях

Адвокат Евгений Кронов перед прочтением своей реплики остановился на двух моментах. По его словам, имело место несколько вольное отношение стороны обвинения к уголовно-процессуальному кодексу, в частности, к требованию о недопустимости изменения предъявленного обвинения: «Указывается, что те уточнения, которые они делают, не являются существенными и, соответственно, не ограничивают права моего подзащитного. Это совершенно не так: уточнить время, место, действительно, не столь серьезно, но гособвинение меняет такой существеннейший признак как субъективная сторона - способ совершения преступления».

«Изменение фабулы недопустимо, оно ограничивает права моего подзащитного, - подчеркнул Евгений Владимирович. - Изначально указывалось, что Ганжела непосредственно обманывал гендиректоров предприятий», однако когда стало понятно, что «это не доказать, гособвинители практически поменяли данное ключевое обстоятельство, заявив о подконтрольности совета директоров».

Отметил Кронов и некоторую непоследовательность в действиях обвинителей: он напомнил, что при первом судебном разбирательстве аналогичным образом обвинение было изменено непосредственно в судебных прениях, тогда как при повторном рассмотрении вновь была озвучена его первая версия. «В начале повторного разбирательства гособвинение вновь оглашает старое обвинение, мы по нему проводим все судебное следствие, и вот опять...» - подытожил адвокат.

Отметил Кронов и неверную трактовку гособвинением показаний свидетелей. Как известно, ранее сообщалось о появлении в деле новых лиц, которыми стали юрист, помогающая Ганжеле в оформлении акций, женщина, участвующая в различных попытках создания холдинга и финансировании, а также человек, который долгое время был помощником Николая Семеновича, специалист в области консалтинга и юридической сфере, который также решал целый ряд вопросов.

Евгений Владимирович пояснил: «Свидетели раскрыли некую предшествующую картину, как Ганжела приобретал акции всех этих предприятий, как они распределялись по подконтрольным физическим и юридическим лицам, как под эти акции получалось финансирование. А гособвинение изначально заняло позицию, что Ганжела всех обманывал, лишь позиционируя себя собственником».

Презумпция виновности

В своей реплике адвокат заявил: «У меня сложилось впечатление, что мы со стороной обвинения поменялись ролями, как будто действует презумпция виновности и априори понятно, что Ганжела совершил мошенничество. Мы же подобно обвинителям обкладываемся со всех сторон доказательствами невиновности, а гособвинение в лучших традициях средневековой французской адвокатуры (с девизом «мы не пришли что-то доказывать, мы пришли показать, что вы ничего не можете доказать») пыталось опорочить наши доказательства, делая упор на показания моего подзащитного».

Кроме того, Кронов попросил судью обратить особое внимание именно на показания свидетелей в суде, полученных в состязательном судебном процессе, а не кулуарно: «Можно однозначно утверждать, что картина доказательной базы со стороны защиты при повторном рассмотрении настоящего уголовного дела стала еще более положительной: показания свидетелей подтвердили, в том числе, наличие холдинга на базе яранских предприятий и отсутствие ущерба по обоим эпизодам, вменяемым в хищение».

«Вину не признаю»

Сам подсудимый, получив слово, заметил: «Фраза гособвинения о том, что никто из акционеров не уполномочивал меня на совершение каких-либо сделок, является надуманной и не относится к материалам уголовного дела: все решения были приняты людьми, официально избранными советом директоров, поэтому с какой стати кто-то должен был меня на что-то уполномочивать? Я реализовывал свои права, которые мне принадлежали исходя из права управления и распоряжения».

Как и его защитники, Николай Семенович обратил внимание на «вольную трактовку показаний свидетелей», плюс «в ряде случаев факты были просто надуманы», заявил он. В последнем слове Ганжела подчеркнул: «Вину не признаю, так как все доводы были ранее опровергнуты».

Вынесение приговора по этому делу назначено на 21 июля 2015 года.

Самые свежие новости Кирова на нашей странице в ВКонтакте

Статьи по теме Дело Ганжелы

Николай Ганжела вышел по УДО
С Николая Ганжелы хотели взыскать 15 млн
Ганжелу отправили в «ментовскую зону»
Приговор Николаю Ганжеле оставили без изменений
Ганжела одалживал деньги на зарплату рабочим у адвокатов

Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала

Интересное
Выходные в Кирове: как провести время с 20 по 22 октября
Афиша
19 октября 2017 в 15:27
0 комментариев
719 просмотров
Как будем отдыхать в 2018 году
Общество
18 октября 2017 в 11:02
0 комментариев
843 просмотра
рейтинг материалов за месяц
Читайте в СМИ
   Яндекс.Метрика    iHead: надежный PHP-хостинг