Кабир о «Призраках»: мне кажется, я до сих пор на сеансе «Хищника»

22 марта 2019, 12:39 | Алексей Сидоров
Автор нового сборника «Призраки» (16+) в серии «Самая страшная книга» Максим Кабир в эксклюзивном интервью Newsler.ru рассказал о том, что побудило его писать истории в темном жанре.

- Максим, добрый день! Предлагаю начать нашу беседу со знакомства: расскажите, пожалуйста, немного о себе: кто вы, откуда, что писали до этого?

- Всем привет! Я пишу ужасы и получаю от этого большое удовольствие. Являюсь горячим фанатом хоррор-литературы и хоррор-фильмов с начала девяностых. Вплотную занялся прозой лет десять назад, до этого писал в основном стихи. Успел выпустить шесть поэтических сборников. Кроме того, я веду несколько авторских программ на телевидении про экранизации известных книг и про музыку. Будем знакомы!

- Вы являетесь лауреатом премий «Рукопись года» и «Мастера ужасов». Насколько важно писателю вообще быть лауреатом каких-то премий для того, чтобы регулярно издаваться?

- Для писателя важно иметь бумагу и ручку. Или компьютер и вордовский документ – как кому больше нравится. Всё остальное не имеет значения. Получать премии приятно, но премии,скорее, могут навредить, если относиться к ним слишком серьёзно и переставать самосовершенствоваться.

- Вы пишете и стихи, и прозу. А все-таки что ближе и почему?

- В разные периоды жизни было по-разному. Поэзия – дело юных. До тридцати я мыслил, как поэт (это звучит очень пафосно, фу), то есть искал образы, метафоры, рифмы. Теперь я ищу персонажей, сюжеты, диалоги. Я пишу прозу ежедневно по пять-шесть часов в день. А стихотворений сочиняю с десяток за год.

- А как начали писать ужастики? И чье творчество в первую очередь повлияло на авторский почерк?

- Своё первое хоррор-произведение я написал, наверное, в классе десятом. Это был небольшой роман, конечно, вдохновлённый Кингом. Для меня это максимально комфортный и богатый жанр, в котором не бывает тесно. Мне нравятся ужасы за ощущение уюта. На страницах завывает ветер, рыскают голодные твари, скрипят половицы старого дома, а читатель прячется под одеялом в своей тёплой квартире. Мои самые любимые авторы, мои учителя - те, кто оставлял крошечное место для уюта внутри мрачного повествования: Мэтисон, Блох, Брэдбери. У них я учился краткости и ёмкости.

- А кого из русскоязычных авторов темного жанра лично вы читаете и почему?

- Я читаю абсолютно всех своих коллег. В отечественном сегменте хоррора множество имён, которые являются для меня знаком качества. Я слежу за их творчеством, болею за их успех. Перечислять — значит, кого-то забыть – список слишком длинный. Давайте я назову девушек, наших хоррор-королев: Викторию Колыхалову и Елену Щетинину. Это высший уровень мастерства.

- Назовите свой личный топ-5 книг всех времен. Почему их стоит прочитать?

- Тогда я отдохну от хоррора на этом вопросе, а то может возникнуть ощущение, что я не читаю ничего другого, а это не так. Я рос, в том числе на русской классической литературе, на западных образцах. Книги, наиболее на меня повлиявшие, чаще всего перечитываемые: «Конармия» Исаака Бабеля, «Лолита» Владимира Набокова, «Циники» Анатолия Мариенгофа, «Праздник, который всегда с тобой» Хемингуэя, «Это я, Эдичка» Эдуарда Лимонова. А мой самый любимый писатель всех времён – Лев Николаевич Толстой. Я читаю «Войну и мир» по страничке в течение нескольких лет, а, дочитав, начинаю с начала.

- Какие произведения и почему вошли в сборник «Призраки»? По какому принципу он составлялся?

«Призраки» (16+)

- О, принцип был очень прост: я отобрал те произведения, которые мне кажутся наиболее удачными, но отмёл те, в которых присутствует тёмный юмор – их стоит издать отдельной книгой. Рассказы, уже публиковавшиеся, разбавлены незасвеченными текстами. Вышло, по-моему, разнообразно. Здесь и африканские приключения, и японская мифология, и блокадный Ленинград, и поверья русского севера. Плюс повесть «Морок» о тайнах прошлого, о загадочной игре с призраками.

- До этого в серии «Самая страшная книга» у вас выходил роман «Скелеты». Как он был принят среди фэнов темного жанра? Был ли какой-нибудь фидбэк?

- Так точно, «Скелеты» - дебютный роман. Мне, как человеку, зачитывающемуся хоррором много лет, приятно, что единомышленники, поклонники тёмной литературы, прочли и мою историю. И приняли её тепло, судя по отзывам и оценкам. Смею надеяться, что «Скелеты» подарили читателям пару нескучных вечеров.

- Дальше планируете также в серии «ССК» публиковаться или есть наметки на другие жанры, не хорроры, например?

- Хоррор здорово совмещается с огромным количеством жанров: от космической фантастики до вестерна и комедии, так что можно экспериментировать, не покидая его границ. В этом году я написал педагогический роман о школе и школьниках, в прошлом году закончил пост-апокалипсис, и всё это хоррор. Знаете, в 92-м году мама повела меня в кинотеатр на мой первый ужастик «Хищник» со Шварценеггером. Мне кажется, я до сих пор на том сеансе.

Читайте по теме Обзоры книг
Злотников, Орехов «Пираты XXX века»: негры русского космического десанта
Дмитрий Силлов «Сталкер: Закон лесника»: дань уважения корням
Ольга Крамер «Сталкер. Наперекор судьбе»: женский взгляд на Зону
Комментарии (0)
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала
Читайте в СМИ