Парфенов: у арт-бука по мирам Лавкрафта будет продолжение

24 марта 2019, 19:21 | Алексей Сидоров
Координатор шикарного арт-бука «Миры Говарда Филлипса Лавкрафта» (16+) Михаил Парфенов в эксклюзивном интервью Newsler.ru рассказал, в чем причина бешеной популярности творчества провидца из Провиденса.
«Миры Говарда Филлипса Лавкрафта» (16+)

- Первый тираж артбука ушел за две недели. Сейчас печатается второй. Вдвое больше. Ожидали ли вы такого ажиотажа, связанного с изданием?

- Не то чтобы ожидал, но надеялся на успех, конечно. Мы долго работали над этой книгой, довольно давно ее анонсировали, показывали отдельные наброски, арты. Интерес к проекту был большой - все-таки это первый опыт такого рода в нашей стране, а Лавкрафта у нас многие любят.

- Почему, на ваш взгляд, творчество Говарда Лавкрафта стало настолько популярным именно сейчас?

- Знаете, я смотрю на тиражи книг разных авторов и понимаю, что в хорроре сейчас есть два столпа, книги которых выпускают (и продают) десятками тысяч. Это Кинг и Лавкрафт. Секрет популярности обоих связан как с талантом самих авторов, так и, конечно, с их медийностью: по Кингу снимают популярные фильмы, сериалы, по Лавкрафту выпускают видеоигры, комиксы, да и экранизаций культовых хватает (кто не видел «Дагон» или «Реаниматор»?). Конечно, они очень разные, да и просто это люди разных эпох. Но так сложилось, что мифология, придуманная Лавкрафтом, нашла отклик у многих иных писателей, получила широкое распространение. Сейчас, в эпоху развитых франшиз, киновселенных, вроде «Мстителей» или «Заклятия», мы понимаем, что Лавкрафт создал собственную литературную вселенную много лет назад, тем самым предвосхитив все то, что сейчас, в наши дни, стало модно, в тренде. Мифы Ктулху стали мемами, это уже говорит о широчайшей известности и популярности.

- С чего все началось? Как пришла идея сделать артбук по мирам Лавкрафта?

Михаил Парфенов

- Идея не моя. Я работаю с издательством АСТ, а точнее с их питерской редакцией «Астрель-Спб», там у нас выходит серия «Самая страшная книга». С 2014 года мы занимаемся этим проектом, в рамках которого публикуются антологии русскоязычного хоррора, авторские сборники, романы. С годами проект развивается, расширяется: ряд книг переизданы в бюджетном формате «покетбук»; права на экранизацию некоторых произведений наших авторов куплены серьезными продюсерами; мы планируем запускать серию-сателлит, этакий развлекательный хоррор для самой широкой аудитории; работаем над первым «самым страшным комиксом». И этот артбук - тоже своего рода расширение нашего проекта, в выходных данных указана серия «Самая страшная книга (подарочная)». Я давно хочу антологию жанровой классики выпустить, мы это не раз обсуждали с издателями, говорили и про Лавкрафта. И вот в какой-то момент наш редактор спросила, а не хотим ли мы попробовать сделать такую книгу. Для нас это был своего рода вызов - повторюсь, никто ничего подобного в России по Лавкрафту еще не делал. Судя по отзывам покупателей и по тому, с какой скоростью разошелся первый тираж, мы справились.

- Сколько человек работало над его созданием? Кто чем занимался?

- Семь, не считая людей из самой «Астрель-Спб», которые на самом финальном этапе подключились, когда мы уже сдали готовый макет книги. Издатель озвучил бюджет с учетом того, что артбук - это всегда дорогое издание, этот бюджет был больше, чем у обычной книги, но все равно достаточно ограничен. Нам нужны были авторы, которые были бы очень погружены в материал, знали бы творчество Лавкрафта и его последователей от и до. Нужны были художники, которым бы хватало таланта и желания изобразить божеств и существ, которых сам Лавкрафт часто характеризовал как нечто неописуемое. Я собрал такую команду и организовывал их (нашу) работу. Артем Агеев стал одним из авторов и помог мне с вычиткой, корректурой. Алексей Лотерман и Юрий Купцов, которых мне порекомендовали как знатоков по мифам Ктулху, написали многие статьи, помогали советом - они действительно очень здорово разбираются в материале. Художники Александр Соломин и Дмитрий Калиниченко отвечали за иллюстрации, а замечательный автор и дизайнер Алексей Провоторов потрудился над общим оформлением. Я рад, что удалось правильно всё и всех организовать, работа у нас шла таким образом, что мы постоянно помогали друг другу.

- Откуда брали описание существ — у самого Лавкрафта только или работы его последователей тоже использовали?

- Прежде всего - в текстах самого Говарда Филлипса. Но также - в текстах наиболее значительных последователях Лавкрафта, у таких авторов, как Август Дерлет и Брайан Ламли.

- Насколько важно было художникам быть посвященными в процесс: знакомыми с творчеством писателя? Или авторы статей их наводили на образы?

- Конечно, это было очень важно. Вообще все, кто работал над книгой, хорошо знакомы с наследием писателя. Но понятно, что если человек посвящает всего себя Лавкрафту, то не сможет углубленно заниматься чем-то еще. Так что я, например, не мог сказать, в каком году, в каком произведении какого конкретно автора появился тот или иной образ из Мифов Ктулху. А художники не могли знать, как точно выглядит какой-нибудь Тсатоггуа, какой длины у него конечности и т.п.. И вот тут нам очень полезна была помощь Лотермана и Купцова как истовых фанатов и больших специалистов. Они могли указать на неточность или ошибку в арте, а Соломин и Калиниченко уже вносили коррективы. По текстам также было много обсуждений - какой вариант транскрипции имени того или иного Древнего лучше использовать? Что в описании того или иного существа является, грубо говоря, «тру», а что было привнесено, выдумано много позднее, а потому неоднозначно и спорно? Тут мы все друг другу помогали.

- Сколько всего существ воплощены в артбуке?

- Порядка пятидесяти.

- Какой у тебя любимый из них и почему?

Тсатоггуа

- Лично мне нравится Тсатоггуа. Почему - не знаю, просто чисто визуально нравится. Может быть, потому, что я о нем как-то совсем мало знал до того, как мы начали работать над артбуком. Другие тоже клевые, но Ньярлатотеп, Ктулху, Шуб-Ниггурат и прочие - они для меня уже как старые знакомые были, а вот Тсатоггуа я как будто впервые увидел.

- Планируется второй том, насколько я знаю. Что там будет? Чем он будет отличаться от первого?

- Да, после успеха артбука, конечно, есть смысл подумать о продолжении. Вообще изначально у нас ведь было другое название «Г. Ф. Лавкрафт. Пантеон и Бестиарий». Но потом оказалось, что редакция согласовывала проект под рабочим наименованием «Миры Говарда Филлипса Лавкрафта» - и вышестоящее руководство решило, что это более коммерчески удачный вариант. Я не спорю, просто я не знал, что есть такая альтернатива. Теперь же понимаю, что еще один «Пантеон и Бестиарий» создать было бы нельзя - нечего было бы описывать и рисовать. А вот второй том «Миров...» выпустить можно. Пока все еще на стадии обсуждений, но в целом я это вижу как иллюстрированную энциклопедию по основным персонажам, локациям и артефактам в творчестве Лавкрафта. Герберт Уэст, Рэндольф Картер, безумный араб Альхазред, Мискатоник, Аркхэм, Хребты Безумия, Кадат, плато Ленга, Некрономикон - разве не круто будет выпустить книгу, в которой все они, всё это будет отрисовано и описано? Кроме того, мы получили много отзывов на наш первый артбук, и среди прочего люди пишут о том, как было бы клево издать тексты самого Лавкрафта в таком оформлении - мне эта идея тоже нравится, и, надеюсь, мы когда-нибудь сможем ее воплотить на высоком уровне. В таком случае нас с вами ждет еще много томов «Миров...».

- Будут ли еще подарочные издания в серии «Самая страшная книга»?

- Помимо второго тома «Миров...» еще одно точно планируется - иллюстрированный артбук, посвященный славянской нечисти. Дальше - посмотрим. Но вообще успех «Миров...» настолько впечатлил всех, в том числе наших редакторов и издателей, что в будущее нашей подарочной серии я смотрю с большим оптимизмом. Главное же - мы, конечно, продолжим историю с лавкрафтианой, но постараемся и выйти за рамки. При всем уважении к Лавкрафту, мне бы хотелось знакомить читателей и с другими, в первую очередь современными отечественными авторами хоррора.

Читайте по теме Обзоры книг
Сергей Недоруб о «Дозоры. Светлая тень»: что общего у книги и дела Скрипалей
Кирилл Шарапов «Век стронга недолог»: от чего гудит Улей
Писатель раскрывает тайну смерти Гоголя
Комментарии (0)
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала
Читайте в СМИ