Злотников и Орехов о «Пиратах XXX века»: автору боевой фантастики просто необходимо разбираться в оружии

12 апреля 2019, 12:36 | Алексей Сидоров
Писатели Роман Злотников и Василий Орехов в эксклюзивном интервью Newsler.ru рассказали о том, как у них получается много лет работать в соавторстве. Одним из последних итогов этого сотрудничества можно считать роман «Пираты XXX века» (16+), который на днях вышел в популярной серии «Э.К.С.П.А.Н.С.И.Я.».
Пираты XXX века, 16+

- Как родилась идея для «Пиратов XXX века» (16+). С чего все началось?

Василий Орехов: Генератор идей у нас Роман. Я лишь работаю в рамках прочерченных им векторов и расцвечиваю действие какими-то мелкими конфликтами и событиями.

Вот и в этот раз все началось с того, что Роман принес общую концепцию и синопсис, которые мы потом общими усилиями наполнили.

Роман Злотников: Не совсем согласен. Василий регулярно подкидывает сюжетные ходы, которые приводят меня в восторг. Например, сделать Лося и Рысь неграми придумал именно он.

- Будет ли история «пиратов» продолжаться в следующих книгах?

Василий Орехов: Там в финале видно, что история еще не закончена. То есть конкретная история, с пиратами, вполне закончена, но дальше нити неизбежно будут вести тех, кто за них потянет, в другое, более грозное сообщество, которое являлось заказчиком черных пиратов.

Роман Злотников: Это точно. Есть задумки на три книги.

- Когда выходит книга, в которой несколько соавторов, среди фэнов всегда начинаются споры, кого в книге больше из писателей? А кого, на взгляд самих авторов, больше в этой книге и почему?

Роман Злотников

Василий Орехов: Трудно сказать. Я, наверное, выполнял больше черновой работы, больше осуществлял непосредственной писанины, больше придумывал каких-то бытовых деталей и мелких ситуаций. Потому что по сравнению со Злотниковым я довольно незначительный автор. Но основной концепт и главные события книги полностью принадлежат Роману.

Роман Злотников: Ну, наверное, лучше сказать не незначительный, а меньше раскрученный. А вообще наиболее комфортно работать, когда авторы довольно близки по уровню профессионализма. Даже если один из них раскручен больше другого.

- Как проходила работа над книгой? Вы писали по главам? Или частями? Или сюжетными линиями? И почему был выбран именно это метод?

Роман Злотников: метод известный: у кого что лучше идет, тот такую работу и делает. Кусками делали. Итоговая сборка, в которой можно выбросить куски, оказавшиеся неподходящими, либо, напротив, дописать явно недостающее, проходит решающую редактуру у обоих соавторов. Итог и в этот раз, по-моему, вышел вполне неплохой.

- Вы работаете в соавторстве довольно долго. В чем секрет такого долголетия творческого союза? Кто, кстати, предложил писать совместно книжки?

Василий Орехов

Василий Орехов: В чем секрет? Ну, видимо, в том, что Роман неоднократно называл меня лучшим соавтором из тех, что у него были. А это ласкает самолюбие. Впрочем, и статистика подтверждает, что из всех соавторств Злотникова наше, пожалуй, самое продавабельное. А значит, получаемые суммы тоже ласкают душу.

Кто предложил писать вместе – я уже не помню, честно говоря. Помню только, что первый разговор об этом случился у нас по дороге на питерский конвент «Странник». Разные поезда доставили нас с Романом на Московский вокзал с разницей в несколько минут, так что мы невзначай пересеклись на платформе и решили совместно взять такси до нашей гостиницы. И, насколько я помню, первый разговор о соавторстве случился именно в машине. Я тогда выпустил в серии «Сталкер» свой первый роман «Зона поражения», книга продавалась с бешеной скоростью, и мое имя было на слуху. Роман ее читал и остался доволен. Что касается Злотникова, то он всегда был сам себе завидный бренд.

Поскольку мы дружили уже давно (я, собственно, и пригласил Романа в «Эксмо», где в то время работал), в такси мы предварительно договорились о совместной книге, а на каком-то следующем конвенте - кажется, это был «Звездный мост» – подробно обсудили сюжет первой книги о Горностаях.

Роман Злотников: Это точно. Мы тогда окружающих приводили в изумление, жарко обсуждая сюжетные линии будущего романа. Сидевшие рядом ещё обалдело спрашивали: Вам что в Москве времени не хватает всё обсудить, что вы за этим в Харьков приехали?

- Книга вышла в популярной серии «Э.К.С.П.А.Н.С.И.Я.». А в чем вообще, на ваш взгляд, сейчас секрет популярности тех или иных книжных серий? Какие фишки должны быть у серии, чтобы она, что называется «зашла»?

Роман Злотников

Василий Орехов: Я бы все-таки уточнил, что впервые книга, как и две следующие, вышла и имела оглушительный успех с крупными допечатками в серии «Русский фантастический боевик». В «Экспансии» серия о Горностаях, кроме новой книги, лишь переиздавалась.

Разумеется, секрет популярности «Экспансии» в личности Романа Злотникова, объединяющей серию. В чем секрет популярности других нынешних серий – сказать сложно. В наше время серии далеко не столь популярны, как раньше, скажем, в то время, когда впервые выходила «Империя наносит ответный удар». Сейчас издательства предпочитают работать с конкретной книгой, а не с серией.Ро

Роман Злотников: Ну тут Василию лучше знать. Он, в отличие от меня, очень опытный редактор и всю эту кухню знает как мало кто ещё.

- Насколько важно автору боевой фантастики разбираться в оружии, баллистике и прочем? 

Василий Орехов: Автору боевой фантастики, безусловно, нужно разбираться в оружии, баллистике и прочем. Хотя бы на уровне общего представления, чтобы не попадать в смешные текстовые ловушки. Роман – бывший полковник милиции, я служил во внутренних войсках, в частях быстрого реагирования – в дивизии особого назначения «ДОН-100», наши ребята воевали в Цхинвале и Приднестровье. Это позволяет нам правдоподобно описывать боевые ситуации. Даже если мы и не видели никогда, к примеру, ганкаты с разрядником или плазмометом, то хотя бы примерно представляем себе, как это может быть и каким образом развивается индивидуальное стрелковое оружие.

Роман Злотников: Не только фантастики. Любое произведение, где затрагивается боевая составляющая, требует хотя бы минимальных знаний. А то у нас развелась туча народа, которая «загоняет обойму в рукоятку пистолета», даже не подозревая, что на самом деле это называется магазин. А обойма - всего лишь устройство для ускорения заряжания магазина. И таких режущих ухо «ляпов» в современной литературе - уйма.

- Всегда интересно спросить у писателей, а сколько времени лично они уделяют написанию и редактуре текстов. Есть какая-то норма по словам или, возможно, по времени работы?

Василий Орехов

Василий Орехов: Нет, у меня нормы нет. Я вообще с великим трудом усаживаю себя за компьютер, чтобы что-нибудь написать. Свободно могу бездельничать месяцами. Но есть такое слово «надо». Когда мне надо написать большой объем текста, я пру вперед, как бульдозер, и остановить меня может только смертельная усталость. Иногда меня при этом посещает вдохновение. Но в целом согласен с классиком: талант – это на десять процентов вдохновение и на девяносто – железная задница.

В последнее время основная работа руководителя направления в издательстве отнимает слишком много времени, поэтому я пристрастился писать на бумаге в транспорте по окончании рабочего дня, а потом переношу в компьютер. Многое в «Пиратах» написал, возвращаясь с работы на МЦК.

Роман Злотников: Также полностью согласен с классиком. Но у меня всё сложнее. Если не пишется, то-о-о... не пишется. Хоть тресни! Но зато когда идет, нередки случаи, когда утром часов в одиннадцать в кабинет заходит жена и удивленно спрашивает: А ты что ещё не ложился?

- Можно ли прожить только на книжные гонорары? Какие для этого должны быть тиражи у книг, их суммарное количество?

Василий Орехов: Злотников, наверное, может. Надо у него узнать, меня такие вещи всегда интересовали мало. Что касается Орехова, то он нынче не может. Раньше мог, способен был даже досрочно гасить ипотеку, а теперь нет. Когда-то зарплата редактора была только приятной добавкой к ореховским гонорарам; теперь приходится жить на зарплату. Жить на гонорары сейчас могут позволить себе считанные десятки писателей, в отличие от предыдущих тучных лет. И, соответственно, каждый зарабатывает как может.

Роман Злотников: Да, я могу :-). Жировать не получается, но на жизнь хватает. И не всё зависит от тиражей. Начинающий автор вполне может иметь тираж всего раза в два-три меньше, чем раскрученный, но денег с каждой книги ему выплатят меньше. То есть гонорар будет отличаться уже раз в пять-шесть. Это плата за имя. Издательство знает, что у раскрученного продаст весь тираж, а сколько продадут начинающего - может только догадываться. Может и всё, а может только процентов десять. Вот и страхуются, урезая роялти.

- И традиционно: расскажите, пожалуйста, о планах, у кого что выйдет в ближайшее время?

Василий Орехов: Написал для крутой антологии рассказ о недалеком будущем «Сторожевой пес» – свою давнюю задумку, которая внезапно обрела второе дыхание, когда не так давно возникли нейросети. Состав авторов весьма крутой – в частности там замечены такие мэтры, как Лукьяненко. Непонятно только, когда это всё выйдет и в какой форме.

По-прежнему пытаюсь трудиться в сценарном деле. Усиленно работаю над довольно динамичным циклом «Метропатруль» – концепция и герои мне очень нравятся, это вполне моё. Возможно, в скором времени выдам первую книгу новой серии под названием «Слепые охотники».

Был бы рад продолжить вместе со Злотниковым работу над второй трилогией о Горностаях. Там появились новые интересные герои, есть, где развернуться.

Роман Злотников: С удовольствием продолжу работу с Василием. Сам же пока заканчиваю цикл «Швейцарец». Уже сдал в "Эксмо" третью книгу и приступил к работе над четвёртой. Последней. Есть ещё несколько соавторских проектов.

Читайте по теме Обзоры книг
Крон об «Он, она и Париж»: как «Сталкер» стал любовной прозой
Глебов о «Плацдарме для одиночки»: начинать надо с сети
Стрелова про «Метро 2033: Призраки прошлого»: как переживут Апокалипсис гуманитарии
Комментарии (0)
Авторизуйтесь или войдите, как гость, чтобы оставлять комментарии. Также вы можете войти через социальные сети:
Читайте в СМИ