Врочек про «Как выжить среди принцесс»: никакой постапокалиптики и умирающих городов

29 мая 2019, 14:51 | Алексей Сидоров
Писатель-фантаст Шимун Врочек в эксклюзивном интервью порталу Newsler.ru рассказал о том, что сподвигло его написать «детскую» книгу.
Шимун Врочек
Шимун Врочек

Шимун, приветствую! Поздравляю с выходом книги «Как выжить среди принцесс» (16+). Для начала давай все-таки определимся: это вообще детская литература? Почему на обложке возрастное ограничение 16+?

- Спасибо, Алексей!

Я очень рад выходу книги. Книга не совсем детская, она, скорее, взрослым о детях, а почему рейтинг 16+... Это хороший вопрос.

Меня этот рейтинг тоже удивил. Я написал редактору, чтобы уточнить. Оказалось, это общий рейтинг для серии «Легенда русского интернета». В этой серии публикуются Эдуард Овечкин (очень рекомендую его «Акулы из стали», кстати), Марта Кетро, Сос Плиев, Олег Батлук и другие. Не то чтобы я чувствовал себя легендой интернета, но компания очень приятная.

Может, я заставлял девиц рано идти спать. Зубы чистить — вот это жестокость! Уберите от книги маленьких детей. А еще мы однажды ездили посреди ночи в клинику на другой конец Москвы, чтобы полечить Злате больной зуб. От этой истории седеют даже опытные офицеры подводного спецназа. Я не офицер спецназа, но тоже чуть не поседел.

Не знаю. Возможно, рейтинг нужен, чтобы только взрослый читатель взялся за эту книгу? На самом деле, конечно, эта книга написана для взрослых... но сейчас Василиса 14-ти лет и моя племянница Вероника 10 лет читают ее вовсю. В общем они нарушили возрастной ценз!

- Я так понимаю, что главные герои книги на сей раз твои дочки. Расскажи, пожалуйста, о них: сколько лет, как зовут, чем увлекаются?

- Старшей Василисе сейчас 14, а Злате — 6. Но на момент, когда был написан первый рассказ, Василисе было десять, а Злате два года.

Также в книге участвует принцесса Фифа, кошка-британка голубых кровей и непростого характера... и принцесса-мама, моя жена. Возможно, логичней было бы сказать «королева-мать», но тогда это была бы совсем другая книга. Так что принцесса-мама.

Василисе 14 лет. Она увлекается хором, театром, комиксами, рисованием, учится играть на укулеле, много читает. Театр — это у нее серьезное увлечение, она там уже пятый год. Василиса играет вполне серьезные роли в спектакле «Людвиг и Тутта», в мюзикле «Оливер Твист», в опере «Лисичка.Любовь» детского музыкального театра имени Натальи Сац. Еще Василиса с пяти лет поет в хоре, она одна из солисток Камерного хора детского Ансамбля имени В.С.Локтева.

Вот сейчас Василиса увлекается супергероями – вместе со своими друзьями. Начала смотреть «Мстителей», а сейчас посмотрела «Человека-паука».

У Златы пока список увлечений покороче. Злата занимается танцами и любит рисовать. Еще Злата обожает настольные игры. В нашем доме, такой парадокс, в эти игры играют только Злата и я. Остальные бегают от них, как черт от ладана. Шашки, шахматы, «Запретный остров», «Гномы-вредители», «Спящие королевы», много всего.

Злата недавно научилась читать, но пока любит, чтобы книги ей читал я.

Недавно Злата увлеклась черепашками-ниндзя, сейчас — серией «Как приручить дракона». У Златы своеобразный характер, и о нем вы подробней узнаете из книги. Как и о Василисе.

Любимый ниндзя-черепашка Златы — Донателло.

А любимый супергерой Василисы — Человек-паук.

- Что сподвигло тебя заняться их жизнеописанием?

- Когда Василиса была совсем маленькой, случалось много всяких интересных, смешных, забавных и грустных историй. Но оказалось, что из тех случаев я помню только пару.

Память - очень ненадежная штука. И невероятно жаль, когда ты забываешь, что происходит с твоими детьми. Мне бы хотелось, чтобы это сохранялось. Конечно, есть фотографии, видео... Фотографии работают как мнемонические ключи — это, конечно, прекрасно. Я люблю фотографию. Но вот то живое, что тогда было... Мне лучше записывать. Чтобы этот ключ сработал в памяти, и ты на мгновение вернулся в тот самый момент детства твоей дочери.

С Василисой я, к сожалению, очень многое забыл.

Когда родилась Злата, я взялся записывать.

А вообще со вторым ребенком как-то проще. С Василисой мы с женой существовали немножко в таком авральном режиме – мы тогда даже шутили «нам достался неспящий ребенок». Злата у нас тоже не особо спящий ребенок, а маленькая Василиса так вообще... Доходило до того, что телефон на зарядку я поставил в холодильник. И когда обнаружил его там, то понял, что это немножко край... Бессонный туман покрывает все то время, скрывает очертания предметов. И только сейчас я понимаю, какое это было в сущности счастливое время... Жаль, что я так мало помню.

Заметки о дочерях я писал без всякой мысли о книге. Есть пять минут свободных – записываю. А потом уже начал задумываться, когда заметок накопилось под две сотни – мол, интересно было бы книгу сделать. Но это все было только на уровне "может быть". А потом однажды редактор Вадим Чекунов позвонил и предложил сделать такую книгу. Правда, затянулось это почти на год - от звонка до выхода из печати. Ну так даже лучше. В общем огромное спасибо Вадиму!

Шимун Врочек с главными героинями книги
Шимун Врочек с главными героинями книги

- Я сам отец двух девочек и знаю, насколько нелегко дается воспитание подрастающих принцесс. А ты как относишься к отцовским обязанностям — это для тебя действительно «выживание» или ты находишь в этом свой кайф?

- Здравствуйте, коллега!

Мне кажется, это, скорее, напоминает спуск по бурной горной реке в маленькой лодке. То есть и выживание, и кайф одновременно.

- Можешь ли дать несколько универсальных рецептов «выживания» для молодых папаш. Каких ошибок стоит избегать в воспитании девчонок?

- Честно, не знаю, есть ли такие универсальные рецепты.

Во-первых, дорогие коллеги-мужчины, когда вы ждете, что у вас появится дочка, не спешите покупать радиоуправляемый вертолет. Лучше купить его, когда дочке будет месяца два, – ваша жена после бессонных ночей это особенно оценит.

А, во-вторых, не все так плохо. Девчонка — тоже отличный повод вернуться в детство. Только вертолет придется покупать розовый.

А если серьезно, какие могут быть рецепты? Любить и кормить? Пожалуй, вот отличный рецепт.

Любить детей, оберегать и кормить. Играть в прятки, читать им книги, чинить велосипед, говорить с ними каждый день. Все просто.

Я предчувствую, что мне еще предстоят тяжелые времена, в доме подрастает девочка-подросток, а младшая скоро пойдет в школу, но в целом от отцовства я получаю сильный и нескончаемый кайф. Иногда он заключен в трудных вещах, но он всегда есть.

Как выжить среди принцесс, 16+
Как выжить среди принцесс, 16+

- Я так понимаю, что изначально в основе проекта были посты в социальных сетях, которые ты потом переработал в книгу? Когда ты их писал, то уже прикидывал в уме, что это все потом потянет на полноценную книгу?

- Я вообще не планировал, что это будет книга. В первую очередь я все заметки писал для себя. Затем выкладывал в фейсбуке, вконтакте, еще где-то… Люди читали, комментировали, ставили лайки.

Сыграло роль следующее. Я раньше работал так:

Каждый день я садился и перед работой над основным текстом делал заметки. Чтобы «расписать руку». Вроде разогрева перед работой. Записывал идеи, мысли, обрывки диалогов, все, что накопилось за день... Это не дневники в обычном смысле, это именно рабочие заметки. Затем разрабатывал сюжет, героев, антураж, начинал писать роман или рассказ. Создание книги – это не мгновенное творчество, не вспышка, не молния с небес – это долгая и методичная работа. Хотя и вполне творческая.

А потом в моей жизни , вернее, в жизни нашей семьи случилась трагедия.

Однажды утром позвонила мама и сказала, что мой отец – Овчинников Станислав Георгиевич – умер.

И как-то это очень сильно выбило. У меня на некоторое время парализовало способность писать художественные тексты. Да любые тексты.

И оказалось, что вот эти истории — только их я могу писать. И долгое время я не мог писать фантастику, а только вот такие почти документальные, «мгновенные» истории.

Не только про дочерей. Истории про мое детство, про отца, истории просто услышанные мной или рассказанные мне кем-то.

Истории просто лились из меня.

И возможно, они-то меня и вытащили из черной полосы в какой-то мере. У историй есть целительная сила. Это точно.

Шимун Врочек с семьей
Шимун Врочек с семьей

- В каком формате дается информация? Это краткие зарисовки или полноценные рассказы? Сколько их всего в книге?

- И то, и другое. На самом деле, в этой книге 202 маленьких (и не очень маленьких) историй про Злату и Василису. Есть совсем короткие зарисовки, в две строчки, схваченный момент... а есть рассказы на несколько страниц. И не только о дочерях. Есть история о моей племяннице Нике, о ее брате Вове из Питера.

Есть история про детский хор, есть история про моего друга детства Пашку и его любовь к индийским фильмам. Есть рассказ про актерский, я когда-то учился в ГИТИСе, на актерском факультете... Кстати, этот рассказ тоже про Пашку, но про другого Пашку.

Также я включил в книгу истории, которые рассказывала мне Василиса, которая придумывала прямо фантастические эпопеи... Я их записывал на слух, когда она была еще маленькая и не умела писать... А позже она записывала свои рассказы сама.

Я включил в книгу отдельные эпизоды из этих историй, потому что они, пожалуй, дают лучшее отражение Василисы, ее личности.

То есть я вижу дочь со стороны, а то, как видит себя она сама, дает другую точку зрения, добавляет изображению объем. Фактически Василиса — полноценный соавтор этой книги.

Ну, Злата, естественно, тоже. Злату я постоянно цитирую :)

Часто истории о дочерях я записываю со слов жены.

В некотором роде это хроника, состоящая из отдельных рассказов, но мне кажется, что она, так сказать, соединяется в единое целое. Словно роман из маленьких-маленьких цветных кусочков. Злата любит собирать паззлы. Так вот "Выжить среди принцесс" — это паззл. Вроде бы разные элементы, разного цвета и формы кусочки складываются в единую картинку. Мне видится в этой книге некая цельность.

- Это твоя первая книга о детях? Планируешь ли еще писать что-то подобное?

- О детях — точно первая. И надеюсь, не последняя.

Василиса, а теперь и Злата меня все спрашивают: "Папа, когда ты напишешь детскую книгу?", а я вот написал книгу о Злате и Василисе. Детскую книгу — но для взрослых.

Но написать однажды детскую книгу для детей я не оставляю надежды.

Другое дело, что детский писатель — Чуковский, Драгунский, Носов, Крапивин, Доктор Сьюз, - это очень редкое и ценное призвание. Это особый дар. Далеко не все даже очень хорошие «взрослые» писатели могут написать детскую книгу. Я знаю одного очень хорошего писателя, который написал ужасную детскую книгу.

А я вот хочу написать хорошую.

- Когда писал эту книгу, то какими произведениями и какими авторами вдохновлялся?

«Денискины рассказы» Виктора Драгунского. Я читал эту книгу маленькой Василисе и Злате — вслух, перед сном. И до сих пор для меня Драгунский пример того, как надо рассказывать о детях. Без поддавков. По-настоящему.

Рассказы Николая Носова. Чуковский «От двух до пяти». Очень точно и смешно.

Смешные и добрые рассказы Рене Госинни из серии «Маленький Николя» - классика французской детской литературы.

О'Генри. Рассказы Генри Каттнера. Аркадий Гайдар, конечно же.

Хотя во всех случаях речь идет, скорее, не о вдохновении, а о влиянии.

- Как думаешь, поймут ли читатели детскую книгу от фантаста Врочека? Не будет ли разрыва шаблонов?

- В общем как писатель-фантаст я, скорее, известен мрачными и жестокими постапокалиптическими романами — вроде «Питера» и «Золотой пули» (ее я написал вместе со своим другом Юрием Некрасовым).

А в этой книге собраны в основном веселые и добрые истории, изредка грустные. Но никакой постапокалиптики и умирающих городов.

Посмотрим. Термин «разрыв шаблона» обычно в положительном смысле применяется. Как совершенно неожиданный, но полезный шаг. Обычно в итоге понимаешь, что в этом была железная логика.

Так что я с интересом и даже с некоторым трепетом жду реакцию читателей. Особенно тех, кто любит мрачную постапокалиптику фантаста Врочека.

И продолжаю писать истории о принцессах...

Читайте по теме Обзоры книг
Тим Волков и Алексей Сидоров представляют новый роман «Буферная Зона. Обитель Мрака»
Алексей Доронин «В двух шагах от вечности»: сбывшееся пророчество
Алексей Андреев об арт-буке «Движение миров»: это сдвинутая реальность
Комментарии (0)
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала