Сергей Недоруб о «Дозоры. Светлая тень»: что общего у книги и дела Скрипалей

18 сентября 2019, 15:33 | Алексей Сидоров
Писатель Сергей Недоруб в эксклюзивном интервью Newsler.ru рассказал о том, как создавался его новый роман «Светлая тень» (16+) для популярной серии «Дозоры» Сергея Лукьяненко.
Сергей Недоруб.
Фото - Юрий Фролов
Сергей Недоруб. Фото - Юрий Фролов

- Сергей, поздравляю с выходом новой книги и предлагаю начать со знакомства: если вкратце, то расскажите, пожалуйста, как вы дошли до жизни такой — стали писателем? С чего все началось?

- Спасибо за поздравление!

Дошел, можно сказать, естественным путем – с детства много читал и анализировал прочитанное. Пробовал писать сам с 12-ти лет, тогда еще фельетоны для школьных постановок. Первый рассказ выдал в 17, роман – в 24. Но все же материалы «в стол» не коплю – все романы были впоследствии напечатаны в издательствах, либо пока просто не успели выйти. Рассказы выходили на литературных конкурсах под псевдонимами.

По мне, так автор, пишущий и скрывающий свое творчество, делает это без малейшего смысла и никак не развивается. Если считаешь, что написал хорошо – показывай обществу и лови ответ. Если написал плохо – зачем писал тогда?

- Чем привлекла именно серия «Дозоры»? В чем ее изюминка?

- Конкретно линия от Сергея Лукьяненко мне начала нравиться после четвертого романа «Последний дозор». Все, что было до этого, казалось камерной идеей, где весь сюжет замкнут исключительно на антураж. Но и там мне понравилась идея холодной войны, которая не сводится к банальному уничтожению противоборствующей стороны. Вероятно, уже тогда возникла мысль о собственной истории и каковой она была бы в мире «Дозоров».

- В настоящее время новые книги «дозорной» линейки выходят не так часто, как хотелось бы. Почему, на ваш взгляд, это происходит?

- Здесь можно найти кучу фанатов, считающих ровно наоборот: что писать про Иных может лишь отец-основатель. Из этого мира пока получается вполне приличная медиа-франшиза, просто не всем эта мысль приходится по душе. Что до малого количества книг, то, думаю, дело в том, что многие авторы, думающие написать в «Дозоры», побаиваются заходить за рамки фанфиков уже на стадии планирования. Оно и верно: фанфики «Дозорам» не нужны. А полноценные ответвления – запросто. Но люди с подобными амбициями обычно в проекты не пишут, поэтому нас пока мало.

Светлая тень.16+
Светлая тень.16+

- Как родилась идея для «Светлой тени»?

- Идея нового романа родилась напрямую из финала «Севастопольского Дозора». Оставшийся за кадром Завулон фактически переиграл главного героя, поставив его в ситуацию, когда тот не способен сохранить отношения со Светлой волшебницей, ничем при этом не пожертвовав. Но время идет, многие поступки видятся героями иначе. Да и мною, признаться, тоже. Сергей Воробьев взялся за задание, с которым не справилась его подруга. Хочет ли он распутать дело из профессионального интереса или же преследует личные цели? В начале сюжета он не знает этого сам. От этого момента я и отталкивался.

- Как долго шла работа над романом?

- Обдумывание сюжета шло полтора года. Написание заняло пять недель.

За это время случилось много интересного. Еще в 2017-м году был утвержден синопсис «Светлой тени», где описан эпизод: персонажи с фамилиями Борисов и Джонсон требуют от Москвы разобраться с боевым отравляющим веществом, которому дают русское название «камчатка». Спустя несколько месяцев в реальном мире человек по имени Борис Джонсон обвиняет Москву в применении боевого отравляющего вещества, которому присваивают русское название «новичок». Так начинается скандал Скрипалей.

Можно вспомнить еще много совпадений, основное из которых – одна из произошедших в России трагедий, случившаяся на том же месте, где и соответствующая сцена из книги, примерно через две недели после ее написания, с тем же типом транспорта.

- Как я понимаю, этот роман — продолжение «Севастопольского дозора»? Можно ли его воспринимать как вторую часть или это две самостоятельные истории?

- Все сразу. Вот ваш текущий год жизни – самобытный и независимый этап или же сиквел к предыдущему году? С книгами то же самое. Мы можем думать, что открываем новую главу, хотя на деле лишь расхлебываем последствия своих былых действий. Но если не начать разбираться с багажом, то не освободится место для чего-то нового.

Сергей Недоруб
Сергей Недоруб

- Будет ли продолжение, условная «третья» часть?

- Никакой ответ здесь верным не будет. Попытки думать о продолжениях в процессе творчества лишь размывают работу, обесценивают результат. Со «Светлой тенью» я садился писать цельное произведение, а не фрагмент из некой воображаемой саги. Всего один раз за карьеру я задумал два романа сразу: с «Тайной полтергейста» и «Горизонтом событий». Во всех остальных случаях и сериях намерения сводились к одной книге.

- У вас достаточно много книг в разных сериях («Метро 2035», «Дозоры», «Сталкер»). А в какую интереснее писать и почему?

- Интереснее всего, конечно, писать что-то свое, что хочешь творить сам. Пока что наиболее полно это получалось именно в «Дозорах», однако мои амбиции не сводятся к этой серии, равно как к любой другой. Захотел бы я поместить эту историю в другие рамки – поместил бы. Но там, возможно, она бы просто не зародилась.

Разница между проектным романом и внесерийным весьма условна. Скажем, режиссер, снимая кино по комиксу или книге, занимается собственным проектом или чужим? Вы можете снимать нечто, что считаете исключительно своей идеей, и на выходе получите жалкое подобие, скажем, «Гарри Поттера», потому что, сами того не зная, начали творить под влиянием чужого произведения. А можете добиться поста режиссера того же очередного «Поттера» и выстрелить авторским фильмом, который подарит вам авторитет и репутацию самобытного профессионала с колоритным и свежим видением. Однако у нас все еще принято считать проектное творчество уделом бездарей, хотя развитие собственной линейки в рамках существующих ограничений – куда более серьезный вызов, чем свободный полет мысли, зачастую ведущей в никуда. Конечно, это не касается случаев, когда автор сознательно пишет фанфик с чужими героями и заимствованием готовых сцен или же заведомо пустой и бессмысленный опус, просто «чтобы был». Почему-то считается, что межавторский проект - это место, где не страшно нагадить. Читатель не прощает подобного отношения. Не знаю ни единого случая, чтобы автор, написавший в проект халтуру, преуспел бы в собственных «мирах».

Ну и вдогонку: если вы написали продолжение к собственному внесерийному роману, то вы шагнули в дебри сиквелов, что с точки зрения т.н. «чистого» искусства является даже большим преступлением, чем книга в чужой проект, в которой все персонажи, места и взаимоотношения - ваши, цветут жизнью и пахнут свежестью.

- Сколько обычно времени уходит на написание романов и от чего это зависит?

- Зависит от всего, что случается в жизни. Свой самый быстрый роман я написал за три недели. Самый долгий – за семь лет. Который из них получился лучше – сказать трудно.

- Какую историю и в каком жанре лично вам очень хотелось бы написать, но обстоятельства — в том числе, возможно, рамки серий — не позволяют?

- Есть парочка, но опыт участия в проектах побуждает оценивать их с другой колокольни. Насколько эти истории оригинальны, чтобы им было тесно в рамках существующей серии? Не является ли желание «творить свое» самообманом? Всегда можно прикопаться, что «Терминатор» и «Назад в будущее», невзирая на качество – это фанфики и пародии на Уэллса, впервые описавшего машину времени и раскрывшего тему намного лучше. Или что «Гостья из будущего» стоит на достижениях братьев Чапеков, придумавших концепцию роботов в их текущем понимании. Так что фантдопы в наше время переоценены. Истории людей, их взаимоотношения, поступки – вот что вызывает интерес у меня как автора. В процессе написания амбиция всегда одна и та же: чтобы история вызвала интерес и у читателя. Пока что в проектах вполне справляюсь. Если будет тесно – напишу внесерийный роман. Правда, сегодня проектную книгу проще пристроить, чем внесерийную, это сугубо маркетинговые нюансы. Еще десять лет назад попасть в проект было в разы тяжелее, чем издать оригинальный роман.

Сергей Недоруб. 
Фото - Анастасия Сид
Сергей Недоруб. Фото - Анастасия Сид

- Насколько я знаю, вы серьезно увлекаетесь игрой на гитаре. Помогают ли занятия музыкой в писательстве или нет? Не отнимает ли одно у другого время? Как удается совмещать разные виды творчества?

- Помогают самым прямым образом – не конкретно гитара, а сама музыка. Скажем, стандартная трехтактная структура произведения в моих сталкерских романах была осознанно заменена на сонатную. Главная разница: положительные персонажи начали перехватывать друг у друга инициативу, что в итоге и привело к доминированию того, кто вовсе как значимый герой не задумывался (Борланд). К «Горизонту событий» он закончил фактически репризой: попал в ту же ситуацию, с которой начинал Марк в «Песочных часах».

И наоборот, собственные музыкальные композиции я стараюсь настраивать как драматическое повествование, под ритм киносценария. У мелодии должны быть завязка, развитие и развязка. Получается, что я пишу книги, как музыку, а музыку, как книги.

Различные виды творчества никогда не могут отнимать время друг у друга. Они непременно вступают в единую синергию.

- И под занавес традиционно о планах: каких книг стоит ждать вашим читателям в ближайшее время?

- В 2020-м году у меня может выйти от одного до четырех романов. Пока не время анонсировать даже один из них. И я стараюсь давать любые анонсы как можно реже. Лучше внезапно выкатить законченное произведение, чем пообещать и не выполнить.

Читайте по теме Обзоры книг
Доронин о «В двух шагах от вечности»: что за порогом нашего мира
Джефф Вандермеер «Книга Чудес»: как увидеть то, что не замечают другие
«Хроники последнего апокалипсиса»: кратко о конце мира
Комментарии (0)
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала
Читайте в СМИ