Врочек о «Питер. Битва близнецов»: в романе не два, а целых три Убера

6 ноября 2019, 17:13 | Алексей Сидоров
Известный писатель-фантаст Шимун Врочек в эксклюзивном интервью Newsler.ru рассказал о работе сразу над двумя новинками для популярной постап-серии «Метро 2035» (18+) Дмитрия Глуховского.
Писатель Шимун Врочек
Писатель Шимун Врочек

- Шимун, привет! У тебя, кроме Дня рождения, еще несколько поводов для того, чтобы откупорить бутылочку виски. Речь про выход специального издания первого «Питера» (18+) и релиз третьей части цикла под названием «Питер. Битва близнецов» (18+). Поздравляю сразу со всеми этими событиями и предлагаю приступить непосредственно к вопросам!

- Привет, Алексей! Спасибо!

- Первого «Питера» продано более ста тысяч экземпляров, роман переведен на шесть иностранных языков. Как думаешь, в чем причина успеха ? Почему он так хорошо зашел?

- Честно скажу, не знаю. Успех — зыбкая вещь.

Десятки и сотни руководств созданы на тему «как написать бестселлер», но что-то бестселлеры все равно получаются редко. Поэтому я могу только предположить.

Смотри, что я хотел изначально. Написать не бестселлер, а просто хороший роман, настоящий приключенческий роман — мрачный и жестокий, такое эпическое фэнтези в мире после чудовищной ядерной катастрофы. Такое, знаешь, настоящее... непонарошечное приключение. Не уверен, что у меня получилось все, как я задумывал, но, видимо, хорошего все-таки оказалось больше.

Мне кажется, большая доля успеха романа – место действия. Петербург - вообще совершенно мистический город, находящийся одним краем словно за гранью реальности.

А, возможно, дело в Убере. Его в первом «Питере» немного, но, как пишут мне читатели, безбашенный красный скинхед — одна из главных причин обаяния романа. Хотя многим очень нравится Иван, главный герой «Питера». Меня часто о нем спрашивают.

Плюс классический «путь героя», который всегда интересен, и много юмора. Мне несколько человек писали, что это одна из самых смешных книг, что они читали в жизни. И это о постапокалиптическом романе! Мне приятно, да.

Самое интересное: чем дальше от даты релиза «Питера» в 2010 году, тем лучше воспринимается роман читателями.

Когда только роман вышел из печати, я получил массу негативных отзывов. Даже не так... Это была волна негатива, в которой тонули редкие хорошие отзывы. Я был в таком мрачном состоянии, что даже думал бросить писать совсем, тем более мне это тогда часто советовали. «Автор, убей себя об стену», было самым мягким. Но не бросил, конечно. Я упрямый.

А потом волна схлынула, и внезапно оказалось, что роман хороший, и читателям нравится. И что к нему возвращаются, его регулярно перечитывают. Выходили новые допечатки книги, и читатели меня постоянно спрашивали о продолжении.

Шимун Врочек. Питер. Специальное издание. 18+
Шимун Врочек. Питер. Специальное издание. 18+

- В чем смысл нового издания? Ты переписывал роман, вставлял какие-то новые куски?

- Назову три причины:

Первая. Оригинальный «Питер» невозможно купить в магазинах, а читатели по-прежнему спрашивают, где взять книгу. Старые издания перекупают из рук в руки. Даже карманного переиздания давно нет на складах издательства.

Вторая. Когда выйдет «Питер-3. Битва близнецов», три книги в формате 2035 будут замечательно смотреться вместе на книжной полке.

И третья. Самая главная. Это старый «Питер», но в улучшенном варианте. Я бы назвал специздание режиссерской версией. Скажем, когда «Питер» много лет назад переводили на немецкий, переводчик Маттиас Дондль помог мне обнаружить несколько досадных ляпов, мы их исправили для издания в Германии. Я хотел внести эти изменения и в русское издание. Плюс – у меня была задача вычитать заново весь текст романа, убрать ненужные длинноты, стилистические шероховатости, сделать роман жестче и лаконичнее. Да, добавилось несколько небольших эпизодов, но сюжетно это все тот же старый добрый, испытанный в боях «Питер». Только лучше.

К тому же, думаю, за девять лет я все-таки набрался немного писательского опыта:) Поэтому яснее видел недостатки романа и способы их исправить.

Это был мой первый сольный роман. И я страшно боялся, что не смогу его дописать. Поэтому писал день и ночь, почти без сна и отдыха. И все равно роман сдавался редактору в режиме «надо вчера». А сейчас было время и мне хорошенько пройтись по тексту, и редактору поработать без спешки. Кажется, вышло хорошо. Но тут решать читателям.

- Новое издание не зря получило приставку «спец-» - о каких бонусах идет речь? Что нового получит в подарок читатель, решивший заменить зачитанный до дыр старый экземпляр «Питера»?

- Для тех читателей, кто читал старую версию «Питера», я подготовил три небольших бонуса.

Например, я изначально хотел включить в «Питер» историю скинхеда Седого, друга Убера. Но из-за цейтнота в 2010 году мне это не удалось сделать.

Остались рабочие заметки. В итоге я не стал включать историю Седого в роман (она структурно и по ритму не вписывалась), а написал отдельный рассказ. Он называется «Лето отложенной смерти». Мне кажется, этот рассказ поможет понять, почему Седой стал таким, каким стал.

Плюс в новое издание добавлен юмористический рассказ «Работа для умных». Я написал в свое время, а затем удалил 5 авторских листов первого «Питера», потому что сюжет пошел не так, как я планировал. Я тогда, после мучительной борьбы с самим собой, убрал из романа эти главы и написал их заново, с нуля. А этот небольшой рассказ уцелел. Он мне нравится.

Плюс я добавил небольшое авторское послесловие «Как я писал первый Питер». Это скорее для тех, кому интересна писательская кухня.

- Слышал, что в «специздании» добавлена ненормативная лексика, которую позволяет себе премиум-серия «Метро 2035» (18+). Так ли она была необходима и для чего?

- Экспрессивная лексика была в «Питере» изначально. Достаточно посмотреть черновики на сайте metro2033.ru, там я когда-то выкладывал первые главы. Для издания в «классической» серии Вселенная метро 2033 я убрал резкие выражения и слегка смягчил общий тон романа.

Это, кстати, привело к забавному курьезу. Когда «Питер» был переведен на польский, польские читатели начали писать в отзывах ''что-то часто герои говорят словно «курна». Оказалось, почти все резкие выражения, замененные на русском разными эвфемизмами, переведены на польский одним единственным словом.

Я считаю так. Ненормативная лексика — это средство выразительности. Экспрессии, энергии, гнева, восхищения, разочарования, даже особого отношения к жизни. Да, без таких слов можно прекрасно обойтись, как, например, можно обойтись в романе без слова «красный» или «человек», но зачем? Например, старый диггер Энигма в классическом издании "Питера" говорит далеко не так колоритно и ярко, как в черновиках. Я все вернул — и Энигма опять блистает, я считаю. Кроме фразы «Энигма хороший человек ТМ». Эта замена оказалась удачнее, чем нецензурная оригинальная версия, взятая из реальных надписей в питерском метро.

Конечно, когда словом на «б» заменяют все запятые, это просто скучно.

А когда ненормативную лексику используют с толком и точечно, это бывает о...чень круто.

Так что теперь герои не стесняются и говорят, что думают. Это все-таки постапокалипсис, леди и джентльмены.

Шимун Врочек. Питер. Битва близнецов, 18+
Шимун Врочек. Питер. Битва близнецов, 18+

- Хорошо. С первым «Питером» разобрались, поговорим о третьем. Почему «Битва близнецов» - в ней будет сразу два Убера?

- В некотором роде. Убер, конечно, единственный и неповторимый.

В первой части романа действует Убер — моложе на десять лет того, что встретился потом с Иваном.

Он моложе, и резче, и нетерпимей. Ему еще десять лет до того, как он станет тем самым Убером. И темная сторона Убера, его внутренний «дракон» сталкивается в схватке с драконом внешним, с чудовищем, которое не просто пожирает тела людей, как пищу, а завладело их мозгами.

И Уберу предстоит пройти испытание, чтобы превратиться позже в того самого безбашенного, но мудрого скинхеда из первого «Питера».

Так что, в сущности, в романе даже не два, а целых три Убера – молодой Убер, его темная половина и Убер на десять лет старше. Но не буду спойлерить.

- Если без спойлеров, то что необычного можно ждать от третьей части читателям? Чем планируешь удивить?

- Да все, наверное, многое будет необычным. Место действия и время. Кажется, я впервые возвращаюсь на десять лет назад. Плюс Убер ведет расследование убийства – в своем неповторимом стиле, когда от него разбегается в ужасе все живое.

А еще, конечно, Убера ждут встречи с некоторыми старыми героями.

- Из описания почему-то подумал, что речь все же про приквел. Так ли это? Поправь меня, если я заблуждаюсь.

- Приквел, во второй половине романа плавно переходящий в сиквел. Фактически я хотел написать что-то вроде «Колдун и кристалл» Стивена Кинга. Если помнишь, там молодой Роланд отправляется в путешествие, чтобы стать тем, кем он должен стать — безжалостным и смертоносным Стрелком.

А Убер приходит на Обводный канал, чтобы стать самим собой – таким, каким читатели знают его по первому-второму «Питеру».

Первая часть романа — это «Беовульф». Эпос о герое. И о плате за то, чтобы быть героем.

Вторая — пожалуй, «Грязная дюжина» и «Великолепная семерка» одновременно. События перемещаются в 2033 год, через несколько дней после того, как завершились события «Питер.Война». Веганская война в разгаре, но сейчас объявлено Великое Перемирие. Но это затишье – очень ненадолго. Новый мир уже на пороге.

И кое-что тоже должно быть разрушено. До основания.

- Смогут ли те, кто не читал ни одной части «Питера», начать сразу с третьей? Поймут ли они сюжет?

- Мне было бы интересно, если бы кто-то попробовал.

Например, я сам люблю начинать читать циклы с книги третьей-четвертой. Когда все герои уже расставлены и просто взаимодействуют. И по намекам, и отношениям героев можно догадаться, какой путь они прошли до этой книги.

Не знаю. Решится ли кто читать сразу третью книгу?

Первая часть книги может читаться отдельно и самостоятельно, но вторая — там серьезные привязки к предыдущим частям Питера.

- Насколько я знаю, на третьей части (судя по тому, что Дмитрий Глуховский написал про «не точку, а эффектную запятую» на обложке книги) ты останавливаться не планируешь. Нас ждет четвертая часть, правильно я понимаю? Когда планируешь ее доделать?

- Четвертая часть будет обязательно. История похода Убера и противостояния питерского метро с империей Веган не закончена – когда прочитаешь книгу, то увидишь, что все только начинается. Несколько глав четвертой книги я уже написал.

Планирую - скоро, думаю, следующей весной.

Шимун Врочек
Шимун Врочек

- Сколько времени у тебя обычно уходит на работу над романом? На сколько раз редактируешь свои произведения? Используешь ли бета-тестеров для поиска нестыковок?

- Мне трудно ответить на этот вопрос. Потому что это каждый раз что-то новое.

«Дикий Талант», который я написал вместе с Виталием Обединым, мы писали его года три, а потом уже готовый роман отлеживался еще год, тестировался на аудиторию, а затем я проводил финальную правку.

Первый «Питер» я написал с нуля и один за 5 месяцев. Последние главы я сдавал редактору, когда уже вовсю шла верстка книги.

Первый «Рим. Последний легат». У меня было 6 месяцев на написание, но 4 из них я собирал материал, а 2 писал.

«Рим. Легионы просят огня» я писал очень долго. Я сел за него почти сразу, как закончил первый «Рим». Работа заняла примерно 3 года. И это была очень тяжелая работа.

«Кетополис. Киты и броненосцы», роман-мозаика, это стимпанк. Мы с Дмитрием Колоданом были координаторами проекта, мы это придумали и собрали команду своих друзей-писателей – среди российских фантастов нас называют «цветной волной». Мы написали весь текст примерно за два месяца, а потом я сводил, монтировал и редактировал финальную версию больше года. Затем готовый роман 4 года ходил из издательства в издательство, нигде его не брали, пока наконец Слава Бакулин (редактор серии «Вселенная метро») не взялся за него, спасибо ему огромное! Роман тогда вышел сразу в двух версиях (зеленой и «танковая щель»), а через месяц тираж обеих версий был допечатан. До сих пор роман активно читают и комментируют. Насколько понимаю, в среде отечественных поклонников стимпанка «Кетополис» в некотором роде культовая вещь.

«Золотая пуля». Первую часть романа мы писали с Юрой Некрасовым около полугода. Вторую и третью — примерно за три месяца. Роман был начат в мае 2015 года, а закончен 1 октября 2018. Больше трех лет с огромной паузой между частями.

«Питер. Война». От начала работы над романом до его выхода прошло много времени. Первая часть написана в 2011 году, а финальную точку я поставил в 2016. Пять лет.

«Питер-3. Битва близнецов» написана примерно за 5 месяцев, как и первый «Питер». При этом первые заметки к П-3 я сделал... в 2011 году.

Хмм. Похоже, я очень долго пишу свои романы.

Редактирую много раз во время работы, возвращаюсь к написанному, правлю, снова ухожу вперед и опять возвращаюсь к началу.

У меня, скажем так, не последовательный тип написания, а квадратно-гнездовой.

Сначала я пишу синопсис, затем план по главам. Потом пишу уже сам текст. Сначала обычно делаю диалоги и зарисовки для атмосферы. То здесь, то там. Затем собираю, переставляю фрагменты местами, комбинирую, монтирую, правлю. Очень похоже на то, как собирается фильм в монтажной комнате.

Могу написать финал раньше, чем все остальные главы.

Это такой сценарный подход что ли?

Он очень трудоемкий, если подумать. Но для меня — видимо, единственно возможный способ работы.

Потому что и короткие рассказы я пишу примерно так же.

Редактирую роман много раз, уже после завершения работы. Распечатываю целиком и вычитываю по бумаге. Иногда начитываю главы и отдельные эпизоды на диктофон, правлю на слух.

Бета-тестеры очень помогают. Мне мои читатели очень сильно помогли с «Римом-2» и «Питер.Война». Технические детали, сюжетные штуки, странные эпизоды, опечатки, путаница в словах – везде их помощь была неоценима. Например, один герой в «Питер.Война» умирал три раза и три раза произносил отличные прощальные слова. Эх. Я сам не видел этого в упор, глаз замылился, а бета-тестеры сразу же увидели. Даже жаль, что пришлось оставить в тексте только один вариант.

К сожалению, в этот раз времени не было, я мог отправить «Битву близнецов» тестерам только уже после того, как он ушел в редакцию. Но кое-что отловить все-таки удалось. Так что да, бета-тестеры всегда очень помогают. Спасибо им огромное!

Шимун Врочек
Шимун Врочек

- Какие из книжных новинок произвели на тебя впечатление и что бы ты мог посоветовать почитать нашим читателям?

- «Опиумная война» Ребекки Куанг. Это жесткая и необычная смесь военного фэнтези, young-adult и фильмов кунг-фу. Несмотря на обилие штампов, в итоге получилось свежо и необычно.

«Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина. Роман о подростках в позднем СССР, замечательный деталями и атмосферой.

«Стазис» Вадима Картушова. Очень нестандартный фантастический роман. У Вадима великолепное чувство юмора и живые герои.

«Акулы из стали» Эдуарда Овечкина. Совершенно замечательные рассказы и зарисовки, полные юмора и любви к морю, людям моря и подводным лодкам.

«Друг апрель» Эдуарда Веркина. Я только начал читать, но первые 7 глав отменные. Хотя и жутко безнадежные. Я думал, что Веркин не мой автор, потому что не смог осилить его знаменитый «Остров Сахалин», даже с четвертой попытки. А тут вдруг отлично пошло с первой главы.

- И традиционно о планах: какие еще книг нам можно ждать от Шимуна Врочека в ближайшее время?

- Я продолжаю работу над своим многолетним проектом «Война 56», это огромный роман о противостоянии советской военной машины и лавкравтианских чудовищ. Это такой военно-шпионский роман, Том Клэнси в мире 50-х годов XX века. Просто там существует Ктулху, и он все-таки проснулся. И теперь надо всем миром поднапрячься и все-таки его победить. Причем все совершенно серьезно, никакого стеба. «А что, если…»

Там будет две книги, первая из которых почти написана.

Еще готовлю сборник фантастических рассказов «Записки ночью из холодного отеля». Раньше я раз в пять лет выпускал сборники рассказов, это у меня своеобразная традиция. Этот должен был выйти в 2016, но задержался в пути. Сейчас сборник готов на 90 процентов. В отличие от предыдущих сборников, где были только рассказы, в этот войдут две (может, даже три, пока не решил) большие повести. И одна фантастическая пьеса.

И конечно, «Мое советское детство». Это абсолютно реалистическая проза. Рассказы о том времени, когда я носил красный галстук, а потом появился Шаолинь и фильмы с Брюсом Ли. Сейчас Советский Союз все больше становится легендой, для кого-то мрачной и безысходной, для кого-то солнечной и яркой, а я жил в этой легенде. Для меня Советский Союз видится разным, но по большей части солнечным – это было мое детство.

Это не мемуары в прямом смысле. Это художественная проза, но на основе воспоминаний. Там много юмора и ностальгии, там люди, которых я любил и люблю. Там мой далекий Урал с грохотом заводов и запахом накаленной солнцем сухой травы. Там осенний Нижневартовск, с холодом первых заморозков, ароматом опавших листьев и небом, отражающимся в лужах. Там живы мой дед Гоша и мой отец. Там все они живы. И звездные ракеты бороздят просторы Вселенной.

Читайте по теме Обзоры книг
Силлов о «Законе бандита»: давно лежала заготовка для этого романа
Павел Шубин «Луна. История, люди, техника»: политический космотриллер
Джо Хилл «Пожарный»: огненный постап от фаната Гарри Поттера
Комментарии (0)
Авторизуйтесь или войдите, как гость, чтобы оставлять комментарии. Также вы можете войти через социальные сети:
Читайте в СМИ