Александр Выдрин на суде вспомнил знакомство с Прокопом

18 апреля 2018, 13:25 | Ирина Шабалина
19 апреля бывшему третейскому судье вынесут приговор. В прениях и последнем слове Выдрин рассказал о связях в силовых структурах, деле уржумского спиртзавода и показаниях, которых от него не дождутся.

Это вторая часть прений в Первомайском суде. Также в формате монолога мы приведем выдержки из речи адвоката Илоны Карелиной и самого Александра Выдрина.

Прения. Убийцы и насильники

Выслушав требование Ильдара Зиннурова насчет 3,7 млн, его позицию об обязательном наказании, юрист поднялся для комментария. «Это форменное безобразие, которое происходит здесь под видом уголовного дела… Цель всей этой ситуации – мои давние отношения, связанные непосредственно с системой МВД и прокуратуры, - задумчиво говорил он. – Я никогда не вступал с этими структурами в конфликт, но и позиций никаких не сдавал. Я считаю, это своего рода месть со стороны правоохранительных органов».

Он заявил, что ему так и не понятно, на основании каких доказательств «госпожа Бучнева решила, что я распланировал эту схему, вступил в сговор с Собяниным» и т.д. «Все строится на том, что Выдрин знал Собянина. Так Выдрин знал не только Собянина, Выдрин знал многих арбитражных управляющих, - усмехнулся подсудимый. – Я общался со многими людьми, в том числе с теми, кто был осужден в дальнейшем. Следствие основывается исключительно на информации о моем знакомстве с Собяниным. Если так, то можно было вообще ничего не проводить, сажать меня сразу».

«Я много кого знал, - продолжал он, - бандитов, преступников, убийц, насильников – кого хотите. Того же господина Прокопьева я знал, которого к пожизненному лишению свободы приговорили».

По его мнению, дело в отношении него не новое. Первым, «которое попыталась протащить прокуратура», стала покупка Олегом Березиным акций Уржумского спиртзавода. «Та же самая, аналогичная ситуация, - заявил он, - только вменялось там не мошенничество, а растрата. Те же самые непонятные рыночные расценки. Слава богу, суд потом оправдал… Сегодня пытаются ту же самую ситуацию [повторить]».

«Когда меня только задержали, - после краткого раздумья сказал Выдрин, - ко мне явился новый руководитель УБЭПа Лучинин (бывший сотрудник ОБОПа) со своим заместителем. Они мне оба (якобы – прим.) угрожали, Лучинин мне прямо сказал: «Это лишь повод, чтобы тебя засадить, ты наконец-то попался, у нас старые счеты еще со времен 6-го отдела…»

Он подчеркнул, что цель выкинуть его из Кировской области достигнута: «Независимо от того, каким будет приговор: обвинительным – я и так покину [пределы региона], оправдательным – тоже не собираюсь оставаться, это просто глупо, я бы сказал».

Прения. Судите Собянина

Александр обратил внимание, что следствие не стало проводить очную ставку между всеми тремя фигурантами уголовного дела, хотя он ходатайствовал об этом. «Если бы следствие велось объективно, нам в суде не пришлось бы выяснять вопросы, сомнения и противоречия предварительного следствия, - считает он. – Это вообще первое дело в моей практике, в котором вообще отказывают в проведении очной ставки».

Он заявил: «У меня сложилось впечатление, что судят не меня, а Собянина. Собянин информировал – Собянин не информировал, Собянин то, Собянин сё… И если следствие ставит вопрос, злоупотреблял ли он доверием [Зиннурова], то причем здесь я? Я заплатил деньги: мало, не мало – неважно».

Адвокат поддержала его: так как дело Выдрина выделено в отдельное производство, вынесенный ему обвинительный приговор предопределит решение по Дмитрию Собянину – у него все еще длится предварительное следствие.

Приводим выдержки из дальнейшего монолога защитника:

«<…> Ни одного доказательства того, что Выдрин причастен к событиям, изложенным в обвинительном заключении до весны 2012 года, не представлено. И я считаю, что никаких доказательств его виновности в совершении мошенничества нет.

После заключения досудебного соглашения у Мандровской появились показания, отличные от 2 предыдущих допросов. Она показала, что должна была провести торги так, чтобы не допустить участие иных добросовестных приобретателей – то есть так, как уже сформулировано в обвинении. Потом Мандровская дала показания в суде: с Выдриным после встречи втроем она не виделась, по поводу торгов общалась только с Собяниным, заявки рассматривала дольше не потому, что ей были даны такие указания… Однако после небольшого перерыва Мандровская опять изменила свои показания, опять сказала, что указания были. В итоге она подтвердила все показания – несмотря на наличие существенных противоречий.

<…> Мандровская, по моему мнению, оговаривает не только Выдрина и Собянина, но и саму себя.

<…> Обстоятельства уголовного дела являются надуманными. Поэтому я прошу Выдрина полностью оправдать по обоим составам преступления».

Карелина в дальнейшем, отвечая прокурору, заметила: для заключения досудебного соглашения необходимы 3 условия – активное содействие, изобличение иных участников и розыск похищенного. «Ни одно из указанных условий, кроме признания вины, в ходатайстве Мандровской не указано, - подчеркнула она. – Выдрин тогда уже находился в СИЗО, всем участникам уже было предъявлено обвинение. И здание тоже в тот момент уже было возвращено. Она, по идее, и не могла ничего сообщить, это было чисто формальное ходатайство – или же надо было что-то такое следствию рассказать, какие-то другие действия выполнить, а не просто так…»

«Фактически это и было сделано, - подытожила адвокат. – Это и стало причиной искусственного выделения уголовных дел в отдельные производства».

Первоисточник проблем

Александр Выдрин, обращаясь к Ильдару Зиннурову и глядя поочередно на него и на судью, рассуждал: «Так как я имею уголовно-правовую специализацию, то могу сказать. Вас, господин Зиннуров, в первую очередь надо судить за фиктивное банкротство. Мне ход Вашей деятельности был понятен, в принципе – и он даже правильно делал».

«По сути дела, что хотел Зиннуров? Он не хотел платить долги УДМС за аренду земли, налоги. А так как с деньгами были проблемы, то введение банкротства было контролируемо, все правильно. Не надо перекладывать всю вину на Собянина – он не мог руководить подконтрольным Вам предприятием «Вятка инвест», - как нечто само собой разумеющееся объяснял юрист. – Банкротство началось именно с Ваших указаний».

Под аккомпанемент активных кивков Ларисы Томиловой он продолжал: «Ильдар Зиганшевич, Вы поймите: потеря Вашего бизнеса – это не вина Собянина, не вина Шубина, не вина экономической ситуации в стране. Это Ваше собственное попустительство и раздолбайство. У Вас же кредит на кредите был!.. Он хотел обхитрить всех, а в итоге говорит, что обхитрил его Собянин в сговоре с Выдриным».

Александр подчеркнул: Зиннуров мог в любой момент – будь у него деньги – загасить реестр и вывести здание из процедуры банкротства. «Вы могли отозвать свои же 18 млн (Зиннуров свой основной кредитор – прим.) и вообще прекратить все это на корню, - с усмешкой сказал Выдрин, - а не раздавать указания Собянину… Вы сами родили эту ситуацию, первоисточником всей ситуации является сам потерпевший!»

Последнее слово

«Пошел уже восьмой месяц моего нахождения в местах лишения свободы, - неторопливо начал Александр, подбирая слова. – Угрозы действия не возымели, это бесполезно делать. Показаний, которых от меня ждала госпожа Бучнева, нет и никогда не будет».

«Я не буду даже как-то оценивать просьбу прокурора посадить меня на 7 лет… Прокурор могла бы вообще пожизненное для меня попросить. По итогам всей этой схемы меня посадили и ограбили на 5 млн рублей, отобрали приобретенное здание – да, [передачей «Сапсана» Корольковой и Шайфлеру] я пытался хоть как-то защитить его, это мое право, и никто его у меня не отнимет», - резко заявил он.

Признавать себя виновным ему не в чем, считает Выдрин: «Я никого не грабил, ничего не похищал». «Начиная свою деятельность в качестве стажера, я присутствовал на уголовных делах. Я к тому говорю, что я себе отдавал отчет, я всегда свои действия оценивал в том числе с точки зрения уголовного законодательства. Особенно с 2008 года, когда у меня уже появились конфликты с ОБОПом и УБЭПом, - пояснил он. – Если бы я предполагал, что с покупкой «Сапсана» будет какой-то криминал, все было бы совсем по-другому».

«Прошу вынести законный и обоснованный приговор», - закончил выступление подсудимый. Приговор судья Тимур Юсупов огласит 19 апреля 2018.

Автосалон «Вольво»: в разгаре подковерная война
Зиннурова подозревают в жульничестве?
Зиннуров выкупил долг Зиннурова
Комментарии (9)К последнему
Гость_гость | 25 апреля 2018, 12:01 #
Заказ на посадку Выдрина оплачен Зинуровым. Подельник Зинурова Окатьев пролоббировал в Кировском областном суде обвинительный приговор, поэтому Тимуру Юсупов уже дали команду и установку на обвинительных приговор по данному хозяйственному спору. Десятки решений и определений Арбитражного суда Кировской области подтверждают, что здесь имеется не преступления, а длительный хозяйственный спор... участник которого благодаря "прокуроской крыше" в лице коррупционера Окатьева решил освободится о кредитора по текущим платежам Выдрина...
Гость_гость | 25 апреля 2018, 12:03 #
Имеет место расправа над кредитором по текущим платежам в деле о банкротстве ООО "НОКРАТ инвест", Выдрина решили кинуть с заплаченными им 4 600 000 руб. за купленный на торгах объект недвижимости.
Гость_гость | 25 апреля 2018, 12:05 #
Состава преступления нет, а есть хозяйственный спор, доказательства выстроена на оговоре Мандровской, которой полностью доверился Выдрин как специалисту в области покупки имущества на торгах по банкротству.
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала
Читайте в СМИ