Цуканов отказался говорить с представителем «Сокольского фанерного комбината»

4 февраля 2020, 18:00
В Первомайском суде города Кирова прошло очередное заседание по делу об обвинении гендиректора «Нововятского лесоперерабатывающего комбината» Руслана Цуканова, его юриста Ильи Огородникова и конкурсного управляющего мурыгинской бумажной фабрики Сергея Мартынова в «захвате» имущества последней.
Руслан Цуканов (слева).
Руслан Цуканов (слева).

Не было никакого захвата

Так считает сам гендиректор АО «НЛК» Руслан Цуканов, работающий на этой должности с апреля 2014 года. Сегодня на допросе в суде он рассказал свое видение того, как происходили события 16 ноября 2018 года на бумажной фабрике в Мурыгино (бывшее ООО «Эликон»).

Цуканов сообщил, что уже когда был заключен договор аренды ряда объектов между ООО «ИК «КБФ» и АО «НЛК», он получил информацию, что кто-то незаконно использует имущество фабрики. Обратился к услугам частного охранного предприятия, чтобы обеспечить их безопасность и исключить доступ третьих лиц. Приехал на фабрику, сотрудники ЧОП взяли объект под охрану, обнаружили в цехе по переработке макулатуры каких-то людей и попросили их выйти.

Тогда Цуканов якобы и узнал, что это работники ООО «СФК». Они попросили его позволить им закончить технологический процесс, на что получили два часа. Часть работников вывели, остальные осталась заканчивать работу. Когда приехал директор ООО «СФК» Антонов, Цуканов предоставил ему все документы, начал все объяснять. Затем то же самое повторил прибывшей полиции.

Начались проверка законности действий ЧОП по спорным объектам. В «СФК» заявили: мол, здание, может быть, и ваше, а оборудование наше. Цуканов вызвал Мартынова для проведения инвентаризации, и тот подтвердил, что оборудование тоже принадлежит ООО «ИК «КБФ».

В дело вмешались всевозможные органы с проверками, а также правительство, где экстренно провели совещание. В конце концов Цуканов, по его словам, был вынужден разрешить сотрудникам ООО «СФК» работать в цехе, однако обратился в Арбитражный суд по поводу использования имущества фабрики. Тот приостановил рассмотрение этого иска, так как были и другие, в частности, со стороны ООО «СФК». Спустя некоторое время договор аренды с ООО «ИК «КБФ» истек, и АО «НЛК» отказалось от иска из-за его неактуальности.

Едва знакомые

На вопрос одного из адвокатов, как хорошо Руслан Цуканов знал Сергея Мартынова до тех событий, раз уж им вменяют организованную группу, гендиректор АО «НЛК» пояснил, что впервые увидел его как раз накануне «захвата» фабрики — 13 ноября. Это было на собрании кредиторов ООО «ИК «КБФ». По словам Цуканова, он в курсе, что конкурсного управляющего предложил Илья Огородников, но в ситуацию эту глубоко не вникал. Подсудимый добавил, что этот управляющий по крайней мере жил в Кирове, а не был иногородним, как предыдущие.

Цуканов также пояснил, что долг у ООО «ИК «КБФ» перед АО «НЛК» образовался в 2011-2012 годах, когда последний дал первому займ для покупки имущества обанкроченной мурыгинской бумажной фабрики «Эликон». Так нововятский комбинат попал в реестр кредиторов ООО «ИК «КБФ» (долг перед ними составил более 90 млн рублей).

В 2018 году руководством АО «НЛК» было решено отказаться от услуг юридических компаний, и Цуканову пришлось лично погрузиться в эти вопросы. Дебиторская задолженность АО «НЛК» к тому времени составляла чуть не полмиллиарда рублей, и эту немалую сумму требовалось стрясти с должников. Гендиректор АО «НЛК» нашел юриста Илью Огородникова и предложил ему поработать в этом направлении. К слову, тогда Огородников и выяснил, что часть объектов у ООО «ИК «КБФ» не зарегистрирована.

На вопрос адвоката Руслан Цуканов пояснил, что указаний Огородникову по регистрации объектов не давал, и вообще этим должен был заниматься конкурсный управляющий ООО «ИК КБФ» Мартынов. Ему Цуканов тоже не давал никогда никаких поручений, в его работе не разбирался.

Во избежание порчи

«Когда вы решили заключить договор с ЧОПом после аренды объектов, вы знали, кто фактически занимает данные объекты и использует их?» — спросил Цуканова адвокат. Тот ответил, что еще когда происходило банкротство «Эликона», был прецедент порчи оборудования, и он предполагал, что такое может повториться и в случае «ИК «КБФ». Потому на собрании кредиторов и решили нанять охранное предприятие. Цуканов пояснил, что якобы не указывал ЧОПу, что конкретно делать на объекте, а лично поехал туда, чтобы наконец разобраться в ситуации и ограничить доступ третьим лицам.

На вопрос, считает ли он законной регистрацию имущество «Эликона» за ООО «ИК «КБФ», Руслан Цуканов ответил утвердительно. Он пояснил, что была проведена кропотливая работа по включению спорных объектов в конкурсную массу.

На вопрос прокурора Цуканов признался, что идея отдать спорные объекты в аренду принадлежала ему же, и заявил он об этом на собрании кредиторов. В тот же день Мартынов составил договор аренды на 11 месяцев за очень небольшую сумму (так как «НЛК» якобы планировал не использовать, а охранять объекты).

На резонный вопрос, почему Цуканов считает, что ООО «СФК» пользовался имуществом незаконно, тот сослался на отсутствие у последнего права собственности. По договору аренды, сказал он, имущество должно было содержать АО «НЛК». На вопрос прокурора, насколько это последнему было выгодно, подсудимый ответил, что время покажет.

На все вопросы представителя ООО «СФК» (о знакомстве и взаимодействии с Огородниковым, о нежелании договориться с «СФК» по-хорошему и так далее) Цуканов отвечать на суде отказался. Он пояснил судье, что вообще не считает ООО «СФК» потерпевшей стороной и не желает говорить с их представителем.

Далее судья поинтересовался, что подсудимый знает о Родинском. Тот ответил, что был знаком с ним, когда Родинский представлял интересы Ларицкого. Также Цуканов знает Родинского как директора ООО «ИК «КБФ», который продал имущество фабрики ООО «Сияние-торг», а затем самому себе, уже как физическому лицу. На вопрос, объяснял ли Родинский ему, для чего нужны такие сложные схемы, Цуканов ответил отрицательно. На вопрос, хотел ли Ларицкий попытаться погасить долг перед «НЛК», выведя имущество из «ИК «КБФ» с помощью Родинского, Цуканов также не ответил ничего определенного. Знает только, что «какие-то белорусы» Царьков и Мосягин были частью цепочки по продаже имущества ООО «ИК «КБФ».

На этом допрос был закончен. Впечатление от показаний Руслана Цуканова осталось то же, что от выступлений Мартынова и Огородникова: полная уверенность в своей правоте. Правда, некоторые вопросы еще остаются. Отметим, что следующее заседание состоится уже через два дня.

Читайте по теме Захват Эликона
Свидетель по делу бумажной фабрики боится ехать в Россию из страха перед Цукановым
Сын Кулагиной о деле бумажной фабрики: «Следователь просил меня повлиять на мать»
По делу о «захвате» бумажной фабрики допросили гендиректора «СФК»
Комментарии (5)К последнему
Гость_вася | 4 февраля 2020, 18:03 #
этот рыжий пёс даже за очком своим уследить не может, а тут мошенничество... смешите народ...
Гость_ром | 4 февраля 2020, 18:17 #
губернатора в студию
Гость_Следак | 4 февраля 2020, 18:41 #
Руководитель области на стороне СФК. Вам всем лучше не знать всего, что происходило.
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала
Читайте в СМИ