Долгих заподозрили в невменяемости на суде с мужем подполковника

16 марта 2018, 22:24 | Ирина Шабалина
16 марта в Ленинском суде решали, пинал ли Антон Долгих Михаила Ичитовкина. Юрист привел на заседание 8-летнего сына, адвокат другой стороны предложил проверить Долгих в психбольнице. Юрист задирал ногу, потерпевший называл его поведение отвратительным.
Ленинский суд

В чем конфликт

6 декабря 2017 года в кировском лицее произошел конфликт между юристом Антоном Долгих, учительницей и подполковником полиции. В тот день учительница лицея Ольга Сергеева пришла на встречу к маме одной ученицы, подполковнику полиции, с юристом Антоном Долгих. В стенах лицея муж подполковника полиции плюнул в лицо Долгих и ударил его. Есть две версии случившегося - версия юриста Антона Долгих и версия адвоката Валерия Рылова, который представляет интересы семьи Ичитовкиных.

Что разбирали на суде 16 марта? Судья Ленинского суда Аркадий Кочуров решал, пинал или не пинал Антон Долгих мужа подполковника полиции Михаила Ичитовкина. Что решил, расскажем в конце, потому что это не самое интересное. Куда любопытнее смотреть, чем стороны доказывали свою правоту. Антон Витальевич, например, поднимал ногу, чтобы продемонстрировать судье свои возможности. Но обо всем по порядку.

Дети и снимки

В Ленинский суд пришли не только непосредственно участники, но и их семьи: Елена Ичитовкина с дочерью Александрой, Татьяна Макарова с 8-летним сыном. Александра приветливо поздоровалась с нами еще на входе в здание, но на самом заседании не присутствовала.

Татьяна с ребенком сначала сели к самой клетке в зале суда. Мальчика камера очень заинтересовала. Спросив у мамы, можно ли ему внутрь, он быстро забежал за прутья и был крайне доволен этим фактом. Защитник Антона Долгих – московский адвокат Виолетта Волкова – увидев это, заметила, что делать так нельзя. Мальчик вышел, но обстановкой интересоваться не перестал.

Ребенка в зале судья заметил не сразу. Глядя на мальчика, Аркадий Александрович задал резонный вопрос: для чего тот здесь находится? «У него только что закончились занятия в школе, - пояснила Волкова. – Мы считаем, ребенок может присутствовать в данном заседании с учетом его стабильной психики, стабильного психологического состояния. Ребенку это будет интересно».

«Ваша честь, это мой ребенок, - начал Антон Долгих, - поэтому, думаю, он должен здесь присутствовать. Он не первый раз в судебном заседании, он всегда ведет себя тихо и спокойно. Ребенок хочет быть юристом, и поэтому я иногда беру с собой». Кроме того, юрист хотел, чтобы сын видел, как свершается правосудие над его отцом.

Антон Долгих

Михаил Ичитовкин, однако, оказался, против: мол, на записях, которые будут исследованы, имеется нецензурная брань и «отвратительное поведение». Судья в итоге решил, что присутствие малолетнего на суде нежелательно и попросил мать вывести его в коридор. «Суд полагает, что ребенок в возрасте 8 лет может подождать маму на скамеечке возле зала заседания. Думаю, здание суда охраняется, и ничего с малолетним не случится», - заключил Кочуров.

Вести фотосъемку он также не разрешил: мол, этот вопрос может заявляться только участниками процесса и, обсуждаться только с участниками процесса, коими журналисты не являются. Против оказался и Михаил Ичитовкин – из-за дочери, которой, по его мнению, и так уже досталось из-за всей этой истории.

Что запомнила техника

Поясняя обстоятельства административного дела, Антон Долгих указал: «Я являюсь профессиональным юристом. Будучи законопослушным гражданином, я никогда не нарушил бы закон, особенно в части нарушения прав и свобод другого человека. Зная об ответственности, я никаким образом не ударял Ичитовкина, не наносил ему удары 6 декабря 2017 года». Соответственно, он не видит самого события административного правонарушения.

Для исследования в суде сторона Антона Долгих представила диск с двумя аудио- и одной видеозаписью событий 6 декабря. Файлы не затрагивают непосредственно момент пинка (или его отсутствия) и относятся к самому началу конфликта.

Что записали на аудио? Вот самые интересные, на наш взгляд, выдержки:

- «Вы слышите хорошо? Государственным русским языком владеете?.. Давайте без давайте, во-первых» - мужской голос, видимо, принадлежащий Антону Витальевичу. Это разговор с подполковником полиции Еленой Ичитовкиной;

- «ВЫ ГОЛОС НА МЕНЯ НЕ ПОВЫШАЙТЕ!!» - тот же голос;

- «Екатерина Сергеевна, мой Вам добрый совет. Вы знаете, кто я? Нет? И фамилия моя Вам ни о чем не говорит? Понятно. Ну, если не лень, наберите в Яндексе «юрист Антон Долгих», Вы многое поймете» - тот же голос, только тяжело дышащий. Это разговор с директором лицея;

В какой-то момент появляется голос дочери Ичитовкиных: она бросает Долгих, что тот, по всей видимости, работает в какой-нибудь маленькой конторке. Но тот нравоучительно заявляет: «Запомни, девочка: хорошие юристы работают сами на себя».

- «Вы подлый и гадкий человек» - шепотом говорит кто-то. Мы предположим, что это обращение к учительнице Ольге Сергеевой от Елены Ичитовкиной. Женский голос после этого громко обращается к Долгих: «Присядьте, пожалуйста! Мне только что сказали, что я подлый и гадкий человек». Тот жизнерадостно откликается: «Это [есть] на аудиозаписи, прекрасно!»;

- «Миша, это будет в интернете! Миш, они специально провоцируют, зачем ты это делаешь?» - это Елена Ичитовкина пытается не пустить мужа к Антону Долгих.

Что рассказали свидетели. Пересказ

Во время перерыва – в зале заседания было очень душно – Антон Витальевич сообщил защитнику Ичитовкина Валерию Рылову, что он, Долгих, очень «жесткий и злопамятный»: «Когда человек искренне пытается мне нагадить, я такое не могу забыть… А ты искренне, прямо от души…»

В дальнейшем судья Кочуров зачитал протоколы показаний Михаила Ичитовкина, Елены Ичитовкиной, учительницы Ольги Сергеевой, учителя физики, который разнимал Долгих и Ичитовкина, и нескольких школьников.

Подростки (кроме Александры и ее одноклассницы) ничего особо не видели, девочки же показали, что один удар ногой Долгих по Ичитовкину все-таки нанес. Кто-то видел, как Антон Витальевич будто бы заносит ногу для удара, но большинство не обращали внимания на ноги мужчин и пинка не видели.

Михаил Ичитовкин объяснил это так: они с Долгих стояли в узком кабинете директора друг напротив друга, и видеть пинок (или его отсутствие) могли только люди, стоящие напротив открытых дверей в коридоре. Ими являются Александра Ичитовкина и ее подруга. Не считая слова последних достаточным доказательством, Виолетта Волкова заявила: девочки меняли детали показаний, тем более их матери являются подругами.

Вот что указано в протоколе Александры: «… Долгих говорил, что маму уволят, и она пойдет работать в сельское хозяйство. После такого напора мама не выдержала и пошла звонить папе. <…> [Когда пришел папа], мама сидела за столом, Долгих держал камеру над ее лицом, другой рукой замахивался. Папа пошел в кабинет, он был спокоен. Я пошла за ним, Долгих стал что-то говорить, провоцировать папу. При этом я видела, что он своей ногой нанес несколько ударов папе по ноге. После этого я заметила, что папа начинает заводиться, и решила пойти в учительскую [за подмогой]…».

Валерий Рылов

Пока судья зачитывал показания, Долгих и его защитница получили не менее 5 замечаний от него: по очереди они поднимались и просили суд зачитать куски, которые он пропустил. Одно из таких мест – посещение Ичитовкиным врача. Долгих заявил: мол, в одном документе есть фраза о телесных повреждениях на ноге, а в документе на следующий день – уже нет.

Михаил Борисович в ответ пояснил: «Данный диагноз был поставлен 7 числа. 8 числа, когда я предпринял некоторые меры, которые мне посоветовал хирург, отек спал, поэтому в акте медицинского освидетельствования от 8 декабря и появилась такая запись [об отсутствии отека и повреждений]».

Дойдя до показаний самого Долгих, судья Кочуров хотел было их пропустить (мол, там только позиция: никого не бил, ничего не знаю), Антон Витальевич непременно желал их услышать. Вздохнув, судья с выражением зачитал: «Антон Долгих… профессиональный юрист… никогда бы не совершил каких бы то ни было насильственных действий…».

Положение ноги

Михаил Ичитовкин, выступая в суде, объяснил: «…Когда я попытался отвести руку Долгих с камерой, я ощутил удар с его стороны. Опустив глаза, я увидел его ногу, когда он бил меня по правой голени. После этого у нас завязалась потасовка… Я не заявил сразу о нанесении ударов, потому что у меня нет опыта поведения в данной сфере. Только на следующий день я заметил, что появилось это пятно, достаточно большое, и обратился в поликлинику. [Когда дошло до судмедэкспертизы], травму освидетельствовал».

По его словам, Антон Витальевич ударил его левой ногой, ребром ботинка, именно поэтому остался след в 23 см.

Когда он закончил пояснения, Волкова и Долгих приступили к вопросам: а где стояла Елена Ичитовкина, а в каких ботинках был Долгих, а какое расстояние было между вами? Расстояние Михаил Борисович оценил примерно в полметра.

Защиту это очень обрадовало: Волкова пыталась донести до судьи, что с такого отдаления пнуть в голень невозможно. В этот момент начали говорить все разом, и Аркадий Кочуров пропустил немало интересного: и Долгих, и его защитница по очереди поднимали ногу, моделируя ситуацию в кабинете директора. Волкова даже приблизилась к столу судьи и на нем руками пыталась показать эти полметра.

Миниатюры впечатления ни на кого не произвели.

Кто сейчас вменяемый

Дело двигалось к концу, когда Валерий Рылов заявил ходатайство: «Ваша честь, я сомневаюсь, что Антон Долгих вообще является субъектом административного производства. Я считаю, что он невменяемый».

Суд искал плевок на лице Долгих. Фото из мирового суда Ленинского района

Адвокат перечислил признаки, подходящие, на его взгляд:

  • тенденция быть постоянно недовольным, подозрительность,
  • воинственно-щепетильное отношение к вопросам, связанным с правами личности,
  • постоянные ссылки на самого себя в сочетание с завышенной самооценкой.

Он просил назначить судебно-медицинскую экспертизу: мол, имеют место сутяжничество, подозрительность, мнение о самом себе как о высококвалифицированном специалисте.

Антон Витальевич, выслушав все это, отреагировал неожиданно скромно. На протяжении всего заседания он делал знаки Татьяне Макаровой, улыбался, подмигивал, показывал большой палец и играл лицом, выражая свою оценку происходящего. Но сейчас сказал почти тихо, глядя в стол: «Таким образом Валерий Алексеевич хотел оскорбить меня, но оскорбил себя. Потому что с 6 декабря со стороны Ичитовкиных, а также Валерия Рылова, идет травля меня. И это ходатайство – продолжение травли».

Судья, выслушав всех, заметил (в пересказе): мол, а кто у нас сейчас вменяемый? Посчитав, что во время заседания Долгих явил себя адекватным человеком, в ходатайстве отказал.

Но что же все-таки с пинком? Валерий Рылов описал итог дела так: «Дело прекращено, нам не удалось доказать факт побоев. Но суд установил факт наличия провокации со стороны Долгих». Это значит, что никакого наказания юриста Антона Долгих не ожидает.

Читайте по теме Антона Долгих избили
Долгих опубликовал видео начала конфликта с мужем подполковника полиции
Плевок в Долгих обрел законную силу
Долгих: Судья раскроет обман со стороны мужа подполковника полиции
Комментарии (182)К последнему
Гость_Ёпрст | 16 марта 2018, 22:47 #
Вы, хотя бы запятые в заголовке расставьте. Я не могу понять, кто тут "муж подполковника Долгих"?
Гость_Попкорном запасся | 16 марта 2018, 23:26 #
Бараны По крутой тропинке горной Шел домой барашек черный И на мостике горбатом Повстречался с белым братом. И сказал барашек белый: "Братец, вот какое дело: Здесь вдвоем нельзя пройти, Ты стоишь мне на пути." Черный брат ответил: "Ме, Вы в своем, баран, уме? Пусть мои отсохнут ноги, Если я сойду с дороги!" Помотал один рогами, Уперся другой ногами... Как рогами ни крути, А вдвоем нельзя пройти. Сверху солнышко печёт, А внизу река течёт. В этой речке утром рано Утонули два барана.
Гость_петрович | 16 марта 2018, 23:36 #
Новость ни о чем. Единственно что стоит отметить, так это попытку кировского адвоката Валерия Рылова признать Долгих невменяемым. Респект за то, что он это озвучил, озвучил то, чего ждали все кировчане. Мы и так знаем про его невменяемость, но вот на суде это приятно ласкало слух.
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала
Читайте в СМИ