«Пусть говорят» держит на контроле ситуацию с кировским «пьяным мальчиком» Ваней Суворовым

22 декабря 2019, 10:15 | Елена Овчинникова
Съемка, на которую пригласили с десяток кировчан, состоялась в четверг, 19 декабря. Правда, ни у родных погибшего ребенка, ни у представителя СМИ практически не было возможности рассказать о нынешнем положении дел.
Место гибели Вани Суворова.
Место гибели Вани Суворова.

Редакторы программы сообщили приехавшим, что пришлось срочно переиграть тему программы, основное время которой было отдано Роману Шимко и отбывшей наказание Ольге Алисовой, под колесами автомобиля которой в апреле 2017 года погиб 6-летний Алеша Шимко. В крови мальчика экспертиза обнаружила 2,7 промилле алкоголя. Так что о трагедии в селе Буйском говорили очень мало, и родители Вани Суворова сообщили лишь о том, что оперативный дежурный Сергей Меньшиков по-прежнему пребывает в статусе свидетеля. А следствие уже в третий раз пытается через суд добиться эксгумации тела их ребенка. Якобы для того, чтобы провести дополнительные анализы крови и мочи умершего мальчика.

Этому родители отчаянно сопротивляются, здраво рассудив, что через полгода после похорон невозможно «добыть» жидкости для проведения нужных экспертиз, в том числе из разрезанного экспертом мочевого пузыря. А по-мнению представителя потерпевших Жанны Шмид, эксгумация тела - это всего лишь попытка следствия «затянуть сроки».

Мама погибшего Вани Суворова (слева).
Владимир Суворов и Роман Шимко - отцы убитых сыновей.

Правда, провожая кировских гостей, редакторы сказали, что вскоре сделают отдельную программу о событиях в селе Буйском и смерти Вани Суворова, так как даже беглое описание «кировских событий и их расследование» ужасает.

Напомним, что 13 июля 6-летний Ваня Суворов был сбит автомобилем, принадлежащим действующему сотруднику немской полиции - оперативному дежурному Сергею Меньшикову. Мальчик, ехавший на 4-колесном велосипеде, пролетев после удара 17 метров, умер на обочине дороги. А опрошенный владелец машины был отпущен с места происшествия на собственном черном «Ниссан Кашкай», видимо полицейские забыли поставить авто на штрафстоянку для проведения экспертизы. Сам майор не был обследован на наличие алкоголя в крови, хотя возвращался с двухдневного празднования дня рождения племянницы.

Зато в крови ребенка, три дня пролежавшего в морге, где нет холодильника (наличие которого значится в документах), эксперт Сергей Насонов обнаружил 0,5 промилле алкоголя (пол-стакана водки). О чем родным покойного сообщили уже после похорон - в сентябре. Видимо в надежде на то, что родители не станут говорить о привлечении к ответу сотрудника полиции. Зато во всеуслышание в смерти мальчика обвинили бабушку, приписав ей частые выпивания и «неблагополучную семью». И то, что ребенок гулял по поселку один. А на свидетелей ДТП, рассказывающих правду о событиях, и сегодня оказывают давление. Например, как рассказала в студии Первого канала знакомая семьи Суворовых, после дачи показаний неизвестные выбили в ее доме окна.

Бабушка погибшего Вани Суворова (слева), в центре - знакомая бабушки мальчика, которой выбили все стекла в доме, слева - женщина, прибежавшая на место происшествия первой, на которую, с ее слов «наехали» две женщины из авто.
Бабушка погибшего Вани Суворова (слева), в центре - знакомая бабушки мальчика, которой выбили все стекла в доме, слева - женщина, прибежавшая на место происшествия первой, на которую, с ее слов «наехали» две женщины из авто.

Вскоре, после поднятой редакцией шумихи, вышедшей на Первом канале программы и общественного резонанса, Следственный комитет отреагировал заявлением, что «дело находится на личном контроле Бастрыкина». Однако проведенный нижегородскими СК-шниками 25 октября следственный эксперимент жители села Буйского назвали «попыткой отмазать Меньшикова, заточенный под доказательство его невиновности», что было очевидно, так как «полицейский сценарий никак не вписывался в рамки действительности».

А чуть позже обнародованное заключение экспертов шокировало еще больше, поскольку был сделан вывод о том, что Ваня, якобы находящийся в изрядном подпитии, на детском велосипеде, максимальная скорость которого по техническим условиям не может превышать 5-6 километров в час, разогнался почти до 19. И буквально налетел на безобидный и никого не трогавший «Ниссан», который, правда, превысил скорость всего лишь в полтора раза.

Хотя, по мнению жителей села Буйское, автомобиль полицейского двигался по встречной полосе, поэтому мальчик, невидимый за деревьями на обочине, сразу попал под колеса, и за рулем «Ниссана» сидел не майор полиции, а одна из двух женщин, находившихся тогда в салоне: супруга полицейского и ее 18-летняя племянница, накануне также праздновавшая свой день рождения и получение водительского удостоверения. Кстати, по мнению врачей «скорой», приехавшей для оказания помощи пассажиркам «Ниссана», сильнейшая истерическая реакция пациентки больше была свойственна человеку, совершившему «смертельное ДТП».

Как рассказали родители Ивана, сегодня следствие никуда не движется, Сергей Меньшиков, являющийся по делу свидетелем, продолжает доблестно служить в полиции. О судьбе эксперта Насонова, давшего показания, что алкоголя в крови ребенка не было, тоже ничего неизвестно.

Полицейский из дела «пьяного мальчика» больше не работает в полиции
Почему буксует дело «пьяного мальчика»: новые подробности
Отец «пьяного мальчика» опроверг информацию о предъявлении обвинения полицейскому
Комментарии (25)К последнему
Татьяна Бажина | 22 декабря 2019, 10:41 #
Еще бы рассказали и показали,как правоохранители кировской области оказывают давление на медицину. Тоже актуальная тема.
Гость_Гость | 22 декабря 2019, 11:26 #
Таня, вы еще на свободе?
Татьяна Бажина | 22 декабря 2019, 12:02 ответил Гость_Гость #
А я ничего не совершала преступного , чтоб мне не свободе быть)))) Жижина. жижина надо судить , по моему мнению, за заведомо неправосудное решение...
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала
Читайте в СМИ