«Вместо головы месиво»: из-за чего отец и сын забили соседа насмерть молотком и палкой

13 октября 2021, 12:58 | Елена Овчинникова
23 сентября в селе Александровское Котельничского района отец и сын Корсуковы - 79-летний Геннадий Васильевич и 46-летний Юрий Геннадьевич - с особым садизмом убили Романа Губайдуллина. Такой жестокости не помнят старожилы за более чем 150-летнюю историю поселения.

Задержанные на следующий день родственники, еще не отошедшие от крепких возлияний накануне, не смогли назвать причину, толкнувшую их на казнь 31-летнего непьющего и работящего соседа, после смерти которого сиротами остались трое детей. Так что в протоколах допросов, где содержится подробное описание того как Корсуковы договаривались убить и как запасались орудиями убийства, указано, что преступление совершено на почве имеющихся «неприязненных отношений». При том, что сын «деда Гены», живущий и работающий в Московской области, фактически не знал убитого им парня.

26 сентября, когда хоронили Романа на местном кладбище, положив его в могилу рядом с отцом, суд определил меру пресечения преступникам. Так, Юрия Корсукова отправили в СИЗО, а Геннадия Васильевича, представшего перед Фемидой дряхлым и немощным стариком, отпустили под домашний арест. Хотя тот самый как бы «немощный дед» не менее 30 раз ударил Романа молотком по голове, раскроив парню череп, и оставил умирать на сельской улице в луже собственной крови - в ста метрах от дома. И осенние дожди все еще не смыли бурые пятна с проезжей дороги.

«Я до сих пор не верю, что Романа больше нет. Соскакиваю ночью, иду на улицу, ищу его в новом доме, в бане... Зову: «Рома, приди ко мне хоть какой - больной, калека, инвалид, - любить буду до конца дней», - навзрыд, не стесняясь людей плачет Галина, теперь уже вдова Романа. И с мольбой глядя в лица собеседников твердит как заклинание: «Верните мне его, верните»...

«Теперь мой Ромка спит в могиле вечным сном, а дед на белых простынях... И еще твердит знакомым, что уничтожит весь род моего мужа и убьет его детей. Которые пока не поняли, что отца больше нет. Заиграются, забегаются и зовут: «Папа, папа!» Или выйдут вечером на улицу, увидят месяц в небе и говорят меж собой, что это папа на них с неба смотрит. Рома верующим мусульманином был, детей приучал, и месяц для них особый символ».

Была жизнь, а потом кончилась

Как рассказала Галина - высокая, худенькая, длинноногая брюнетка в черном платке, с Романом они познакомились еще в 2012 году: впервые увиделись в свечинском кафе «Корабли» - случайно сели друг напротив друга.

«Мы встретились глазами, и я подумала, какой красивый, и поняла, что буду с ним всю жизнь. Через два года звонков и свиданий стали жить вместе - муниципалитет дал нам квартиру в селе. Он носил меня на руках, а я смеялась: чего такую кобылу таскаешь. Ромка принял моего сына как своего, а потом родились наши - Диляре скоро пять, Ренату три исполнилось, но муж очень хотел еще одного сына», - с улыбкой вспоминает женщина, вытирая ладошкой светлые слезы, катящиеся по лицу. А шустрая Диля, увидев плачущую мать, крепко-крепко ее обнимает.

Оказалось, что многие в селе Роману завидовали, дескать, богатый - «а таких у нас не любят». Только был он работящим - ни минуты лишней даром не сидел. Не пьющий, крепкий и башковитый, он разбирался в строительстве и сельском хозяйстве - растил овощи на продажу. Вскоре купил для семьи землю и большой дом, чтобы всем детям хватило, а еще машину и хорошую баню.

«Иногда приду к нему с вопросом, чаще юридическим, а он так ответит, будто всю жизнь тому учился. Я смеюсь: ну откуда у тебя, Ромка, обычного парня из татарской деревушки под Казанью, такие знания? Он только улыбался в ответ», - горько говорит Галина, которая через восемь лет совместной жизни не припомнила за супругом ни плохого слова, ни какого изъяна.

«Рома ни с кем никогда не ссорился: работящие мужики его уважали, а на то, о чем в селе языками мололи, внимания не обращал. Но с соседом нашим Геннадием Васильевичем миру не хватало. Повадился дед по нашему огороду ходить - кому это понравится? - и сто раз его Ромка просил: не шляйся здесь, ходи по улице, а не под моими окнами. Спросила как-то, чего это на соседа взъелся, а он ответил: «Плохой он человек - злой и подлый». А еще - якобы речной браконьер. И не зря говорил: как-то дед Гена дом наш новый поджег, хорошо, во время заметили, потушили. Потом на мужа бросился с баллончиком, чуть без глаз не оставил. Жаловались мы на него конечно, только без толку. Искать доказательства поджога не стали, а про баллончик совсем смешно отписались: типа, у старичка астма, и носит он с собой лекарство. А в этот раз перепутал баллончики, взял с ядовитым газом, так что случайно мужу лицо сжег. Только чего ж он свою болячку слезоточивым газом не полечил, а все на Ромку вылил?! Я считаю, что обрати тогда полиция внимание на проделки «старичка», муж мой живым бы остался», - вспоминает вдова предысторию того дня, когда убили ее Романа.

«Был обычный день, мы работали на складе, где выращивали лук, а к вечеру Ромка спросил, что будет на ужин? Я домой пошла - две минуты ходу, чтобы еду приготовить, а он там остался. Потом собрал кой-какие вещи, домой занес, и снова на склад отправился, только на дороге его уже караулили... Около семи вечера прибежала на кухню Диля и говорит, что сосед наш Никита громко и страшно кричит. Потом снова на улицу вышла, вернулась и шепчет, что на дороге дядя какой-то лежит в папиных штанах. Я побежала и увидела мужа: вместо головы месиво, похоже, глаз вытек, правая рука сломана, но он жив еще был. Смотрю, губы шевелятся, что-то сказать хочет... Слышу, просит меня погладить как маленького - то ли понимал, что умирает, и прощался со мной, то ли больно было», - снова рыдает Галина.

Скорая приехала минут через 40, а она все это время его умоляла: только не спи, борись за жизнь. Потом Романа погрузили на носилки и повезли в больницу:

«Я сидела рядом, держала его поудобнее - то голова запрокинется, то сломанная рука упадет - носилки-то маленькие. А потом вижу, мне на руки что-то белое капает. Догадалась не сразу, что это мозги из проломленного затылка. В больнице начали делать операцию, сказали, не теряйте надежду. Я фармацевт по образованию, в медицине многое понимаю, но молилась и надеялась, пока в 23.45 не позвонили, сообщив, что Романа больше нет... Травмы, несовместимые с жизнью».

По семейным обстоятельствам

Семья Корсуковых - баба Люба и дед Гена - живет в доме напротив муниципальной двухэтажки, что на улице Профсоюзной 1-а, где сегодня обитает Галина с тремя детьми и мамой Романа. Два сына Корсуковых - Валерий и Юрий - живут в Подмосковье, работают охранниками. Говорят, что старший - Валерий Геннадьевич - когда-то служил в полиции, да попал под следствие за убийство подозреваемого, теперь сторожит чужое имущество. Сыновья навещают родителей нечасто, этой осенью погостить приехал младший - Юра.

Согласно протокола допроса подозреваемых, в тот день, 23 сентября, папа с сыном крепко отмечали встречу. К вечеру, за пьяными разговорами решили убить Романа... Не побить, не проучить, а именно убить, чтобы наверняка. Выбрали себе по оружию - папаша прихватил молоток потяжелее, а сынок вооружился деревянной палкой с двумя железными крюками на концах.

Караулили соседа когда стемнело, вдвоем, понимали, что по одиночке с ним не справиться. Ударили подло - сзади по затылку молотком, били по лицу и рукам. Говорят, что отец якобы кричал сыну: «Убивай его, работай» до тех пор, пока Роман не упал на землю. Потом обыскали умиравшего, забрали телефон и выбросили в кусты подальше, чтобы не смог достать, чтобы не позвонил.

Задержали Корсуковых следующим вечером, когда при обыске нашли и орудия преступления, и одежду, испачканную кровью убитого. А когда деда отпустили домой, пришла к Галине бабушка Люба, пришла, чтобы помириться. Ведь она тоже считает себя потерпевшей - сынок-то в тюрьме. А то, что у вдовы на руках трое малолеток, на это «бабе Любе», видимо, наплевать.

...Ранним утром Галина с детьми идет на погост, идут всей семьей, чтобы повидаться с папой. Осеннее солнце несильно слепит глаза, а в спину смотрит еще не ушедшая с неба луна. Дети, указывая пальчиками на ночное светило, крича: «Мама, мама, папа на нас смотрит!» Она вздыхает: «Да, он сейчас на небе, под Божьим крылом...»

Комментарии (12)К последнему
Гость_сергей | 13 октября 2021, 13:40 #
росия- мать их
Гость_Вальтер Пабст | 13 октября 2021, 13:44 #
Даже суд не нужен. Всё и так ясно. Расстрелять в присутствии всего села. Это не люди, а биологический мусор. Незачем их содержать в лагере. Они не исправятся, не будут чувствовать вины. Баланду будут стебать на нарах и радоваться, что легко отделались - их кормят, поят, водят к врачам, когда заболеют. Кино показывают по выходным. А человека нет. Убили они человека. Только расстрел. Даже матёрые зеки боятся расстрела. Может тогда будет меньше преступлений, когда наша Фемида станет более жесткой для убийц.
Гость_Горожанин | 13 октября 2021, 13:59 #
Стыдно за таких "земляков". Пусть теперь семью без отца кормят, СВОЛОЧИ!
Авторизуйтесь или войдите, как гость, чтобы оставлять комментарии. Также вы можете войти через социальные сети:
Читайте в СМИ