Что рассказали на прениях по делу Никиты Белых

25 января 2018, 13:40 | Репортеръ
Вчера в СИЗО «Матросская тишина» прошли прения сторон: прокуроры припомнили Белых первоначальное признание, а защита заявила о провокации и оговорах.
Что рассказали на прениях по делу Никиты Белых

24 января прокуратура запросила для экс-губернатора Кировской области 10 лет, 100 млн штрафа и 8 лет отлучения от государственной и муниципальной службы. Видео с позицией гособвинения Генпрокуратура выложила раньше, чем об этом успели сообщить журналисты, оставленные без средств связи с СИЗО.

Прения. Противоречия и признания

Прокурор Марина Дятлова начала выступление с пересказа отдельных показаний Никиты Белых в суде. Так, по его словам, он не брал взятки, вкладывал деньги в благотворительность, а поведение Ларицкого и Судгаймера - это «сделка с совестью». Пакет, переданный предпринимателем 24 июня 2016 года, он «воспринимал как подарок, не более того», пересказывает Медиазона.

Она зачитала ходатайство, которое Белых написал 7 июня 2017 года: «изъятые деньги являлись привлечением внебюджетных средств на нужды, которые не могли быть покрыты за счет бюджета», его действия «незаконны по форме, но законны по содержанию». Здесь сам экс-губернатор расписывается в превышении должностных полномочий.

Таким образом, отмечает гособвинитель, сначала Белых назвал полученные от Судгаймера деньги провокацией, однако после ознакомления с материалами дела заявил о неверной квалификации. Данные противоречия, по ее словам, есть не что иное как стремление избежать уголовной ответственности.

Прокуроры по делу Никиты Белых. Фото
Прокуроры по делу Никиты Белых. Фото "Никита Белых channel"

Чем прокуратура доказывает виновность Никиты Белых? Перечислим по пунктам: 

1. Показания бывшего собственника НЛК и УК «Лесхоз» Альберта Ларицкого, подтвержденные показаниями Сергея Щерчкова и Владимира Сысолятина. 

2. Данные о перелетах в Киров, выписки из банков,

3. Аудиозаписи разговор с Белых. Там экс-губернатор упоминал «двести». По словам Дятловой, сумма в 200 тыс. начала фигурировать в беседах Белых и Судгаймера еще в 2014 году, хотя подсудимый отрицает, что вообще встречался тогда с бизнесменом. В паспорте Судгаймера, однако, есть штамп, свидетельствующий об обратном.

По этим материалам провели лингвистическую экспертизу, выявившую «продолжительную коммуникативную ситуацию, направленную на получение губернатором денежных средств за оказание помощи». Инициатива передачи денег исходила от Белых, уверена Дятлова. 

Так, 19 апреля 2016 года подсудимый звонил Судгаймеру и говорил о необходимости встретиться. Это произошло уже после встречи в Риге и слов про «двести». И хотя Белых утверждает, что речь шла о рублях, Судгаймер настаивает - они говорили о евро. 

Это было уже после того, как в рижском аэропорту Белых озвучил сумму - двести. Подсудимый утверждал, что речь шла о 200 тысячах рублей на благотворительность, однако, по словам Судгаймера, он говорил все же о евро. «Такое точное совпадение невозможно. К тому же, 200 тыс. рублей не вызвали бы затруднения у такого богатого человека, как Судгаймер. Речь шла именно о евро, поэтому Судгаймер пришел в замешательство и стал говорить, что снять столько будет трудно, только наличные», - указал прокурор. 

4. Заявления об алкоголизме Сергея Щерчкова - лишь попытка очернить его показания (хотя он сам признавался в суде, что проблемы у него есть - прим.). «Версия о том, что Щерчков - алкоголик и забрал все деньги себе, просто нелепа», - указала прокурор. По ее словам, про алкоголизм экс-зампреда не говорила даже Татьяна Катанкина. «Зачем Белых брать на такой ответственный пост друга-алкоголика? Вообще непостижимо! Загадка!» - подытожили в суде. 

5. Пример сотрудников ФОМС. Этот довод касался утверждения Белых, что он не идиот, чтобы брать деньги под камерами у себя в кабинете. Фигуранты дела работников ФОМСа, по словам прокурора, «тоже под камерами получали деньги, раскладывали их, прятали за диваны, уверенные в своей безнаказанности».

6. В том, что Эрик Судгаймер (племянник Юрия Александровича) написал заявление следователю 24 июня, а прилетел в Россию только 25 июня, нет «ничего криминального». 

7. Версия о предварительном сговоре Судгаймера с ФСБ ничем не подтверждена. «В судебном заседании Судгаймер, возможно, слишком эмоционально, но в мельчайших подробностях рассказал обстоятельства ведения бизнеса в Кирове. На следствии он допрашивался более 10 раз. Лично я ему верю», - сказала Дятлова. 
Юрий Александрович, по ее мнению, 6 июня 2016 года обратился в ФСБ, потому что был не в силах больше передавать деньги губернатору под видом благотворительности.

8. Недоверие к словам Татьяны Катанкиной, помощницы Белых (она забирала 50 тыс. евро, которые потом передали Алексею Пыхтееву - прим.). В ее показания Дятлова не верит, потому что она работает на Никиту Белых уже много лет и «в огонь и воду за своим шефом пойдет». 

9. Справка из ФСБ. Прокурор заявила об оперативных сообщениях 9 службы ФСБ, где сказано о попытке выдвижения Белых на выборах после возбуждения уголовного дела. Так, в материале от 16 апреля 2016 года говорится, что Никита Юрьевич собирается убедить общественность в политической окраске дела и потом выиграть иск в ЕСПЧ. В другом документе указано, что Белых хотел постфактум обеспечить себе алиби и через доверенное лицо перечислить взятку в Военно-историческое общество.

«Как мы знаем, уже на стадии ознакомления с материалами дела таким человеком стал Алексей Пыхтеев. Одним днем прилетел в Москву, кладет деньги на счет Военно-исторического общества, встречается с адвокатами. Мне такое совпадение, с учетом справки от ФСБ, кажется надуманным», - заметила гособвинитель.

10. Говорить, что дело возбуждено из-за провокации силовиков, Белых начал только в суде.

11. Образ жизни подсудимого. «Вот еще один камень преткновения. Белых пытался убедить суд в своем аскетизме, но так ли это?» - риторически спросила прокурор и начала говорить про сына в Англии, сигары, отпуска и проч. Она вспомнила: в суде Белых говорил, что не носил часы, хотя в записи его допроса они на нем есть. Белых в ответ со смехом заметил, что это Apple Watch. 

12. Слова свидетелей защиты о том, как много Белых сделал для области, ничем не подтверждены.

Заключение: вина подсудимого по ч.6 ст.290 УК РФ доказана. Несмотря на положительные характеристики и состояние здоровья, исправление экс-губернатора они считают возможным только в условиях изоляции, поскольку своим преступлением он дискредитировал органы власти. 

По первому эпизоду попросили дать 8 лет, 10 млн штрафа и запрет на госслужбу в течение 6 лет. По второму эпизоду - 9 лет колонии и штраф в размере 94 млн рублей с запретом работать на государственной службе в течение 7 лет.

Прения. Провокация и заблуждения

Андрей Грохотов, начиная выступление, сказал: «Позиция Никиты Юрьевича состоит в том, что в отношении него была совершена провокация и оговор. Я бы сказал, что это не позиция, а правда Никиты Юрьевича».

Оговор стал следствием «добросовестного заблуждения» Судгаймера, что Белых тесно связан с ним и выступает на его стороне. Обида на Ларицкого, потеря огромных сумм заставила его мстить, и гнев предпринимателя «обрушился на Белых». «Раз Белых - глава региона, значит, он не может не знать о том, что делает Ларицкий - такая у него логика. Белых и Ларицкий в его субъективном представлении - это одно и то же», - указал адвокат. Добавим, об этом впервые заявил журналист «Новой газеты» Андрей Суханов.

Альберт Ларицкий
Альберт Ларицкий

Разговоры с Белых в Братиславе и Риге о залоговом имуществе стали для бизнесмена последней каплей, хотя губернатор тогда всего лишь волновался за благо области (в залоге находилось имущество КО, в том числе филармония, которое оказалось в распоряжении кипрского оффшора Remigal. 

Почему Никита Белых невиновен? Разбираем по пунктам:

1. Беспокойство за имущество области. «Белых старается дистанцироваться - говорит, разбирайтесь без нашего привлечения, достаточно жестко объясняет Судгаймеру, что не надо шантажировать - давить на область вопросом залогового имущества. Но на встрече в Братиславе мы уже видим попытку Судгаймера понять для себя, враг ли Белых, с Ларицким он или нет, не предполагая какого-то нейтралитета Белых, - говорил в суде Грохотов. - Но Судгаймера не устраивает нейтралитет Белых. Судгаймер на аудиозаписи говорит: «У нас есть как бы обоюдное недоверие и осторожность, потому что у нас есть общий друг, который стал одному друг остался, другому стал враг!»

2. Статус основных обвинителей. По словам адвоката, есть решения арбитражных судов, согласно которым Судгаймер незаконно выводил из России активы. Это говорит о том, что Судгаймер готов на все ради своего благосостояния. «Никто из приходивших в суд не говорил о каких-то поборах, взятках, таксах. Напротив, они говорят о его открытости и приверженности коллегиальности решений», - подчеркнул он. 

«Судгаймер цинично решил воспользоваться судьбой Белых, как фигурой на шахматной доске, которую он пожертвует, чтобы добраться до своей основной цели - Ларицкого - и выиграть всю партию... По своему пониманию».

3. Нарушениях при оперативном сопровождении дела. Так, закон не предусматривает ОРМ «Наблюдение» за границей, которое, согласно материалам дела, применялась при встречах Белых и Судгаймера в Европе.

4. Провокация для создания видимости взятия с поличным. Грохотов настаивал: деньги находились под вином, а краской обработали и сам пакет. При этом сотрудник ФСБ в суде не смог пояснить, зачем так поступил (вообще, он сказал, что без этого ничего не доказать - мол, не все лезут в пакет, а просто берут и уходят - прим.). 

5. Камера, записывающая встречу с Судгаймером в ресторане, ушла в сторону на одну секунду, за которую Белых не смог бы проверить есть ли там деньги, добавил Грохотов. Соответственно, на записи не видно, заглядывал Никита Юрьевич в пакет или нет.

6. Предупреждения о повторении судьбы других губернаторов. По словам Белых, Щерчков в апреле 2016 года показал ему документы, где говорится, что в Кировской области повторится судьба глав Сахалина и Коми. 

7. Следствие не установило точные даты вменяемых преступлений. По мнению Грохотова, взятка 2014 года понадобилась, чтобы придать видимость законности взятке 2016 года. 

Приводим расшифровку этого фрагмента прений: 

«Дата 5 марта 2014 года - день, согласно обвинению, когда Судгаймер встретился с Белых в Кирове на рабочем месте и где Белых потребовал взятку. Согласно изученному графику Белых за 5 марта 2014 года, Белых и Судгаймер в правительстве не встречались, как показывал Судгаймер. В сведениях о посетителях правительства также установлено отсутствие посещения Судгамером учреждения. Изучив телефонные соединения, мы также видим, что Судгаймер и Белых не созванивались <...> 

Согласно рапорту оперуполномоченного ФСБ Бабкина, который курирует правительство региона, он провел ОРМ «Наведение справок» и установил, что Судгаймер в период с января 2014 года по июнь 2016 года заходил один раз - 15 мая 2014. То есть и ФСБ подтвердила версию защиты: Судгаймер не был у Белых. 

То, что Судгаймер мог посещать Киров в эту дату, объясняется очень просто: у Судагаймера в области имеются два предприятия, которыми он руководит и владеет. И это абсолютно не означает, что Судгаймер должен был обязательно посетить Белых. 

Это влечет на самом деле очень серьезные выводы. Получается, что если этой встречи не было, то не было требования о взятке, не было разговора о «крупных купюрах». И не было договоренности о том, что в следующую встречу Судгаймер привезет взятку. И как следствие всего - не было и не могло быть никаких 200 тыс. евро 15 мая 2014 года».

8. Несовпадение курсов. Грохотов отметил, что деньги с первой взятки Судгаймера были получены с продажи квартиры его дочери в Казахстане, но сумма в тенге по тому курсу никак не сопоставима с 200 тыс. евро. По мнению адвоката, история с Казахстаном появилась намного позже, когда понадобилось обосновать появление этих денег.

9. Щерчков был не нужен. Адвокат обратил внимание суда, что между Ларицким и Белых действительно были дружеские отношения, они сложились задолго до передачи взятки, и не было никакого смысла привлекать посредника.

10. Необычных трат после «получения» первой взятки у Белых не появилось. Как передает Медиазона, доход 78 млн рублей плюс зарплата в 12 млн. Расходы на семью - 19 млн, на сына - 14,5 млн, на свои текущие расходы порядка 150 тыс. Итого общая сумма - 63 млн. Остальное было передано Пыхтееву на хранение, все сходится, указал адвокат.

Заключение: Грохотов попросил оправдать его подзащитного.

Прения. Самое плохое кадровое решение

Никита Юрьевич также принял участие в прениях.

1. Экс-губернатор указал, что не понимает, «что с точки зрения прокуратуры обозначает «довольно быстрое согласование» [инвестпроектов]: по его словам, по многим проектам согласование проходило быстрее, чем у УК «Лесхоз» и НЛК.

2. Доводы об алкоголизме Щерчкова - это не попытка очернить человека, отметил подсудимый Белых. Выступая как свидетель, он сам сказал об этом. Экс-зампред даже писал заявление об уходе, но Белых не подписал его. «Это самое плохое кадровое решение в моей жизни», - констатировал он.

3. Допросили не всех. Белых напомнил, что следствие заявляло в качестве свидетелей обвинения 151 человека, однако в суде допросили только 20 из них. «Тут с таким негодованием звучали на протяжении всего процесса, и в прениях фамилии некоторых свидетелей - Лебедев, Ахмадуллин и так далее - как будто бы их изначально не обвинение приглашала, а защита. Но просто обвинение испугалось, что в суде они скажут что-то не то!» - заявил он.

4. Пыхтеев поступил нормально. Никита Юрьевич объяснил: после ареста Белых Пыхтеев просто не понимал, как поступить с этими деньгами, поэтому ждал, когда губернатор каким-либо образом передаст ему свою волю, а через полгода решил сделать то, о чем подсудимый просил изначально. «Наоборот было бы странно, если бы он сделал такое умозаключение: Никиту Юрьевича арестовали, значит, я срочно, сразу же должен перечислить эти 50 тысяч евро, которые он меня в ходе дня рождения просил отправить на счет Военно-исторического общества. Конечно, он не связал эти два события. Как ему вообще могло в голову прийти, что тут замешаны эти деньги?».

Завершилось заседание в «Матросской тишине» его словами: «На этом я уже хотел, как сейчас принято, сказать «раунд!», но вот адвокат подсказывает, что нужно какое-то обобщающее слово. Конечно, я более подробно расскажу еще в последнем слове, но и сейчас считаю нужным аккумулировать основные моменты. Я не брал деньги у Ларицкого через Щерчкова. Я не вымогал деньги у Судгаймера, я вел с ним разговор о них, как с десятками других бизнесменов. Моя ошибка в том, что я согласился на наличные. Но понимаете, когда у тебя сроки горят, выборы на носу, а тебе каждый день докладывают, что на какой-нибудь фонтан не хватает, тут уже не думаешь особенно. Но я знаю точно, что я никогда корыстных целей не преследовал на работе и все делал на благо области. Прошу меня оправдать».

Читайте по теме Дело Никиты Белых
Никто не захотел покупать квартиру Никиты Белых
В Кирове перепродают машину Никиты Белых
Никто не хочет покупать квартиру Белых
Комментарии (17)К последнему
Ian Chebotarev | 25 января 2018, 14:49 #
Да уж. Приятельские отношения с господином Щерчковым долго будут икаться Никите Юрьевичу
Гость_угу | 25 января 2018, 15:14 #
дауж, как бы не оказалось наоборот, кто его знает что там еще всплывет за НЮ
Юрист Антон Долгих | 25 января 2018, 15:45 #
Помимо Щерчкова ты не видишь состава? Т.е. Белых не разговаривал с Судгаймером о деньгах?
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала
Читайте в СМИ