В Кирове двух судей и майора полиции могут привлечь к уголовной ответственности

14 марта 2019, 16:08 | Елена Овчинникова
12 марта кировское Управление СКР зарегистрировало заявления о привлечении к уголовной ответственности «неприкасаемых персон». В отношении председателя Первомайского суда Алексея Жижина, сотрудника облсуда Александра Шалагинова, майора полиции Натальи Лазаревой, по распоряжению главы Управления Айрата Ахметшина, инициирована доследственная проверка.
Татьяна Бажина на приёме
Татьяна Бажина на приёме

Согласно тексту заявления кировского юриста Татьяны Бажиной, федеральные арбитры «вынесли в отношении нее заведомо неправосудное решение» и пытались насильственно и незаконно поместить в психиатрический стационар. А следователь привлекает ее, «заведомо невиновную к уголовной ответственности», «фальсифицируя доказательства» и «злоупотребляя полномочиями».

Будешь бороться — объявят дураком

Уголовное дело о «мошенничестве в особо крупном размере» в отношении Татьяны Бажиной было возбуждено более двух лет назад, и по количеству томов скоро догонит «дело Прокопа». Как рассказала Татьяна, уйдя из Адвокатской палаты, она начала свой собственный бизнес, на развитие которого требовались средства. Ей пришлось обратиться к землякам (живет в Верхошижемье) с просьбой о финансовой поддержке.

К тому времени Бажина была в «черном банковском списке, как отсудившая у «Ренессанс Кредит» 300 тысяч рублей за нарушение закона и ее прав при подписании договора кредитования. Поэтому несколько человек, оформив на себя кредиты, дали ей взаймы, но не просто так, а за «благодарность» в виде 10 процентов от полученной суммы. Всем кредиторам были даны расписки, и полтора года Татьяна ежемесячно гасила долги с учетом процентов, внося платежи непосредственно в банк или отдавая деньги на руки.

Весной 2016 года по домам кредиторов начали ходить представители местной полиции, с которыми у юриста «сложились неприязненные отношения в связи с ее профессиональной деятельностью», уговаривая написать заявление о мошенничестве. 12 раз полицейские пытались возбудить в отношении Бажиной уголовное дело, но каждый раз получали от районных и кировских силовиков отказ «за отсутствием состава преступления». И лишь Первомайский отдел полиции отчего-то взялся за раскрутку «верхошижемской истории».

В сентябре 2017 года Бажиной вручили первое обвинительное заключение, которое без удивления не прочтешь: «...взяла у Бакулиной 160 тысяч рублей по расписке. В течение года отдала 172 тысячи, похитив 224. Или, например, взяла у Тамары Прилепо 250 тысяч (25 отдала сразу в благодарность), 230 выплатила. Похитила 270». Но притом следствие насчитало «причиненный ущерб» в три миллиона рублей, включив пени и штрафы, а затем снизив его до двух с половиной.

Когда Бажина к весне прошлого года написала без малого сотню жалоб на действия следователя Натальи Лазаревой, а бредовая очевидность обвинения стала достоянием многих, майор полиции направила подозреваемую на обследование в Ганинскую больницу.

Возможно Лазарева, чтобы избежать недовольство руководства УМВД, а также ответственности за дискредитацию Татьяны как предпринимателя и юриста, и еще за причинение ей убытков, осознанно пошла на то, чтобы признать подозреваемую психически нездоровой. Ведь тогда и дело можно замять без ущерба для себя и полиции, и на многочисленные жалобы отвечать: «Что с дурака возьмешь». И Лазарева даже поторопилась сообщить всем, проходящим по уголовному делу, что Татьяну уже признали невменяемой, так что суда над ней не будет. Когда подозреваемая отказалась от добровольной госпитализации, майор обратилась в суд за решением о принудительном освидетельствовании.

«Вряд ли я забуду, как куражился надо мной, как запугивал в судебном процессе Алексей Жижин, заявивший, что, прекрасно различая во мне здорового человека, все-таки отправляет в «дурку». И как предлагал вспомнить о судьбе «непокорного Сергея Лузянина» (бывший директор Центрального рынка, экс-депутат Законодательного собрания, осужденный за «нападение на сотрудника полиции», скончавшийся 26 ноября 2015 года в СИЗО-1 - Е.О), заявляя, что в методах работы силовиков «ничего не изменилось». Жижину было откровенно наплевать на то, что следователь Лазарева, направляя меня в «психушку», забыла указать обязательные для того основания и доводы, по которым у следствия возникли сомнения в моей полноценности: например, состояние на учете у психиатра, наличие психического заболевания или черепно-мозговых травм, обучение в коррекционной школе... Так что личная прихоть майора Лазаревой для бывшего заместителя начальника УМВД Жижина, сменившего мундир на судейскую мантию, была гораздо важнее, чем закон, чем представленные в суд три справки о моем психическом здоровье, о наличии двух высших образований (один диплом «красный») и водительских прав. А рассматривавший жалобу в апелляционной инстанции судья Шалагинов не только не утруждал себя проверкой имеющихся документов, но и заявил отказы на все ходатайства без объяснения причин. И даже не делал вид, что пытается разобраться в деле».

И лишь в кассационной инстанции, где председательствовал глава Областного суда Константин Егоров, было установлено, что прокуратурой обнаружено наличие нарушения при вынесении судебного решения: Алексей Виссарионович не указал, на какой срок необходимо поместить Бажину в стационар (а вдруг на пожизненно?), поэтому решения Жижина, Шалагинова были отменены как незаконные. Равно как и постановление Лазаревой о принудительном обследовании.

Значит, кому-то надо

Сегодня Татьяне предъявляют уже шестое обвинительное заключение, где фактически лишь меняются местами фамилии «потерпевших». Как рассказала юрист, к личному общению с Айратом Ахметшиным ее подтолкнули многие обстоятельства, которые невозможно было решить каким-либо иным путём. И встреча не просто сдвинула с мертвой точки все, до того безрезультативные попытки добиться справедливости, но и «было полное ощущение того, что среди присутствовавших трёх сотрудников СУ и уполномоченного по правам человека Александра Панова, кроме Айрата Саетовича никто почти ничего не слышал о Законе, его обязательном исполнении и применении. Похоже, ему одному это надо».

По словам Татьяны, в процессе беседы, она сообщила, что уже четыре раза обращалась в Следственное управление с аналогичными заявлениями о привлечении к уголовной ответственности указанных персон. И ни одно из ее обращений не доходило до проверок, так как все регистрировались не сообщениями о совершенных преступлениях, а жалобами, на которые давались отписки.

Интересно, что при невозможности отрицать получение бажинских заявлений, часть которых была отправлена по интернету, а другие почтой, подчиненные Ахметшина лишь «краснели и разводили руками», так как «не нашли предыдущие петиции», которые затребовал глава Управления. А также заявили, что впервые в жизни видят кассационные документы об отмене решения Первомайского суда и апелляционной инстанции о насильственном помещении Бажиной в «психушку». Хотя в Управление материалы из суда поступали не менее шести раз.

«Вместе с моими заявлениями пропали и прочие бумаги, которые подтверждали, что, например, следователь Лазарева фальсифицирует доказательства моей виновности. Например, в суде она твердо заявила, что в ходе очной ставки никаких ходатайств от меня не получала, хотя их было подано 13. В том числе и на внесенные в протокол существенные изменения, обнаруженные мною и моим адвокатом», - говорит Бажина.

Если по службе, а не по дружбе

Как говорит Татьяна, изучив ее заявления, выслушав доводы, Ахметшин сказал: «Я тоже работал следователем и утверждаю, что в деле нет состава преступления. Это гражданско-правовые отношения. Почему вы не смогли доказать это следователю?» И узнав, что ее многочисленные попытки привели к одному — принудительному направлению в «психушку», Айрат Саетович удивился: «Вы должны были обратиться к Журкову (прокурору области)». И, наверное, с трудом сдержал эмоции, когда услышал, что та обращалась три раза, но все решения в отношении нее, по мнению прокурора, «были законны и обоснованы». Даже после того, как суд кассационной инстанции признал их незаконными.

Как вспоминает юрист: «Была на приеме у Журкова, к которому обратилась с письменным ходатайством о внесении представления о незаконности судебных решений. На что Николай Васильевич жестко ответил: «Решение принято и должно исполняться», - и так удивленно на меня посмотрел... Типа, чего это она до сих пор не в «дурдоме».

В присутствии Бажиной Ахметшин велел уточнить вопросы о лишении «судебной неприкосновенности», на что всполошился Панов, заявив, что «Жижин к ним же и придет». И сказал, что если в отношении судей будут возбуждены уголовные дела, то той придется пройти обследование в психиатрическом стационаре. «С какой бы это стати? Давайте считать меня чокнутой, если хочу привлечь к уголовной ответственности федеральных судей и следователя, и считаю, что для того есть основания. Так что пришлось напомнить Александру Георгиевичу о «презумпции психического здоровья». То есть необходимости следствия найти и обосновать причины и доводы для того, чтобы проверять меня на вменяемость», - говорит Бажина.

Комментарии (50)К последнему
Гость_Злой | 14 марта 2019, 16:38 #
отказной будет
Гость_Горожанин | 14 марта 2019, 17:45 #
Татьяна молодец, что борется и доказывает свою правоту. В этой системе это реально подвиг!
Гость_1-1 | 14 марта 2019, 18:36 #
Согласен со Злым. Зря, подруга старается, зализывает.
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала