Подлогообложение

17 апреля 2018, 12:58 | Сергей Братухин
Чтобы взыскать несуществующий долг, предприниматель представил в Арбитражный суд девять подложных документов.
Фото: southeastradio.ie

Наглость, говорят – второе счастье. Для тех, у кого нет первого, но кому хотелось бы урвать от жизни всё, причём быстро и без усилий – оно, наверное, так и есть. Одна беда: всё в этом мире имеет свой предел, переступив который вы рискуете в одну секунду из удачливого наглеца превратиться в записного неудачника, которому если что-то и светит – то лишь сума да тюрьма. Поэтому, наверное, ушлый фальшивомонетчик никогда не понесёт разменивать свеженарисованную пятитысячную в серьёзный банк. А опытный вор не сдаст награбленное в легальную комиссионку. Фарт не беспределен. Хотите убедиться в этом на своей шкуре? Пожалуйста. Только и пеняйте потом исключительно сами на себя, потому как никто более в ваших бедах виноват не будет.

Фальстарт

Было ли первое счастье у кировского предпринимателя Андрея Буторина – единственного учредителя и директора ООО «Флагман», а также директора и участника ООО «Вятское застолье»? Я не знаю. Если смотреть со стороны, то всё в жизни Андрея Борисовича складывалось более чем благополучно, а в душу человеку, что называется, не заглянешь. Но, видимо, чего-то ему всё-таки не хватало, коли в один прекрасный летний день 2017 года он решил обратиться в арбитражный суд с иском о взыскании с ООО «Мега-Плюс» в пользу своего ООО «Флагман» суммы аж в 20,86 миллиона рублей, приложив к своему заявлению увесистую стопку документов (или, вернее, копий документов, которые он же сам и заверил), полностью, по его мнению, подтверждающих неисполнение ООО «Мега-Плюс» своих обязательств аккурат на указанную сумму.

И всё бы ничего, если бы директор ООО «Мега-плюс» Владимир Ершов, знакомясь с материалами гражданского дела, не заметил в девяти из двенадцати приложенных Андреем Буториным бумаг одну маленькую странность, а именно – свою подпись, которую он на них никогда не ставил. Причём красовался его поддельный автограф не только на двух квитанциях к приходным ордерам, на двух договорах займа, на договоре новации, на договоре перевода долга и на досудебной претензии, но и на некоем письме без номера и даты, в котором он, то есть Владимир Ершов, прямым текстом якобы признавал, что «по состоянию на 14 апреля 2017 года за нашей организацией числится задолженность в размере 20,86 миллиона рублей, данную задолженность подтверждаем, акт сверки прилагаю».

Искренне возмутившись, Владимир Юрьевич выступил в судебном заседании с заявлением о фальсификации, попросив суд исключить из числа доказательств все якобы подписанные им документы по причине их подложности. Суд, приняв заявление Владимира Ершова, в свою очередь разъяснил представителю ООО «Флагман» уголовно-правовые последствия использования подложных документов. После чего истец, которому перспектива уголовной ответственности явно не понравилась, практически все подозрительные документы отозвал, оставив в деле лишь договор займа от 7 июля 2010 года и простой вексель от 14 ноября 2011-го, подписанные не Владимиром Ершовым, а тогдашним директором ООО «Мега-Плюс» Ольгой Трухиной. Но об этих двух документах и персонально об Ольге Владимировне – чуть позже.

Право на чужое

А пока же вернёмся к тому, с чего начали, то есть к беспредельной наглости. Потому как, чтобы представить в суд (!) десяток поддельных документов, надо обладать именно беспредельной наглостью – плюс беспредельным же неуважением не только к суду, но и в целом к действующему законодательству, где подобного рода действия недвусмысленно квалифицируются как «покушение на мошенничество в особо крупных размерах». Судите сами: Андрей Буторин составляет исковое заявление, прилагает к нему копии подложных документов, направляет всё это в суд, ответчику, третьим лицам и, более того, настаивает на своих требованиях в судебном заседании, то есть последовательно совершает целый ряд целенаправленных активных действий, которые направлены на приобретение права на чужое имущество путём обмана. При этом окончательный преступный замысел оказывается не достигнут по причинам, от Андрея Борисовича не зависящим, поскольку от части исковых требований он отказывается не добровольно, а вынужденно – только после заявления ответчика о фальсификации документов. Таким образом, состав преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 («покушение на преступление») и ч.4 ст.159 («мошенничество в особо крупном размере») УК РФ, – как можно было бы сказать, слегка перефразировав Глеба Жеглова, – отпечатан у злоумышленника на лбу. «Снимешь заграничный ты свой костюмчик, оденешь телогреечку и – или на лесосеку, или в солнечный Магадан», – продолжил, помнится, свою мысль Глеб Егорович. Но это для нашей истории, увы, пока не актуально.

Второе счастье

Итак, из первоначального вороха документов в деле остались договор займа и вексель – а, значит, и нам самое время о них поговорить. С договором займа, впрочем, всё очевидно: на следующий день после того, как 7 июля 2010 года директор ООО «Мега-Плюс» Ольга Трухина этот договор подписала, семь с небольшим миллионов рублей действительно поступили на расчётный счёт ООО, однако числились там крайне недолго – и в тот же день Ольга Владимировна (со ссылкой на возврат денежных средств по несуществующим договорам беспроцентного займа) перечислила их ООО «Застолье», директором которого был её родной брат – Дмитрий Владимирович Елькин. То есть, с какой стороны ни глянь, долг, который пытается взыскать Андрей Буторин, элементарно не существует.

С векселем, который Ольга Трухина выдала ООО «Вятское застолье» на сумму в 5,59 миллиона рублей, ситуация много интересней. И дело тут не только в том, что, как показала экспертиза, печать на документе, который датирован октябрём 2011-го, поставлена не ранее декабря 2016 года. Есть и ряд других важных моментов. Начнём с того, что – в соответствии с Гражданским кодексом РФ, – основанием для выдачи векселя может быть получение взаймы денежной суммы, кроме того, эти ценные бумаги используются для расчётов за поставленные товары, оказанные услуги или произведенные работы. То есть, в любом случае, вексель выступает исключительно в качестве средства платежа. Однако никаких работ или услуг «Вятское застолье» для ООО «Мега-Плюс» не выполняло, никаких денег на расчётный счёт не переводило и никаких хозяйственных сделок не заключало. Из чего следует, что Ольга Владимировна выдала ценную бумагу не просто с превышением полномочий (совершив крупную сделку без разрешения общего собрания участников общества), но в принципе без надлежащего экономического либо правового основания, то есть безосновательно. И, соответственно, если бы «Вятское застолье» напрямую потребовало у «Мега-Плюса» этот вексель оплатить, то эта попытка – за отсутствием основания вексельного обязательства – вероятней всего, закончилась бы неудачей.

Солнечный Магадан

Возможно, поэтому директор ООО «Вятское застолье» Андрей Буторин, вместо того, чтобы предъявить ценную бумагу к оплате, решил сначала передать её другому юридическому лицу – ООО «Флагман», где он также числился директором, для чего Андреем Борисовичем был составлен соответствующий договор и за обе стороны собственноручно подписан. Таким образом, формально вексель перешёл к «добросовестному» приобретателю, которому «Мега-Плюс» никаких возражений, вроде как, предъявить уже не может. И – опять-таки – формально, «Мега-дом» теперь должен «добросовестному» «Флагману» денежки отдать, а с недобросовестным «Вятским застольем» потом разбираться хоть всю оставшуюся жизнь.

Ну, и как тут снова не вспомнить про беспредельную наглость? Ведь невозможно же, согласитесь, поверить, что Андрей Буторин, предъявляя к оплате безосновательный вексель, не понимал, что его требования неправомерны. А, значит, мы снова имеем дело с попыткой завладения чужим имуществом путём обмана и, соответственно, факт обращения в арбитражный суд с требованием о взыскании вексельной суммы вполне может быть квалифицирован как покушение на мошенничество, а действия Ольги Трухиной, выдавшей вексель с превышением должностных полномочий – как соучастие в форме пособничества.

Владимир Ершов, насколько мне известно, уже обратился в управление МВД по Кировской области с требованием о возбуждении соответствующих уголовных дел. Так что дальнейшая судьба нашего персонажа теперь всецело в руках правоохранителей. Да: возможно, он выйдет сухим из воды, в очередной раз доказав, что наглость и впрямь второе счастье и что в нынешней России можно легко и безнаказанно богатеть за счёт других. Но, возможно, и не выйдет.

Что там Глеб Жеглов говорил про костюмчик, телогреечку и Магадан? Источник: «Вятская особая газета», Сергей Братухин.

Комментарии (1)
Гость_Злой | 18 апреля 2018, 12:49 #
Автор! Учи матчасть! Все переврано и искажено: 1. В ходе судебного процесса заявлений не бывает. Бывают ходатайства 2. То, что деньги полученные взаймы были кому-то перечислены отнюдь не свидетельствует об отсутствии займа, поскольку заемщик не вправе ссылаться на безденежность 3. Векселя используются не только для осуществления расчетов за проданные товары, выполненные работы, оказанные услуги (товарные векселя), но и в качестве займа (финансовые векселя). И вообще, реальная правовая оценка деяний указанных в статье лиц (я надеюсь, что их ФИО изменены, так же как и название организаций), похоже еще не дана, то есть, данные действия могут быть истолкованы как клевета - уголовно наказуемое деяние. так что, поосторожнее на поворотах! А то сами можете оказаться в местах не столь отдаленных.
Авторизуйтесь или войдите, как гость, чтобы комментировать новости. Также вы можете войти через социальные сети:
Читайте в СМИ