Вынь да заложь

25 апреля 2018, 10:41 | Сергей Братухин
Заложить в банк чужое имущество или выгодно продать уже заложенное на сторону? В Кирове это умеют.

Всем были бы хороши банковские кредиты, когда б под них не требовалось обеспечение. А то ведь как: занимаешь у банка пять миллионов, а недвижимости под эту пятёрку миллионов на десять вынь да заложь, если не более. Вот и ломает честный предприниматель голову: и деньги, вроде как, позарез нужны – и страшно, аж жуть. Потому как пойди что не так – и останешься гол, как сокол: ни тебе пяти миллионов, ни недвижимости.

Но это в теории и если предприниматель честный. На практике же наши доморощенные умельцы уже не одну придумали схему, как эту банковскую преграду благополучно обойти. Да так, чтобы и кредит, если вдруг беда, не возвращать – и с залогом, если вдруг беда, не расставаться.

Ваша воля – наша доля

Вот, скажем, надумал директор ООО «Свежий хлеб» Александр Фалеев заключить с АО «Россельхозбанк» допсоглашение к кредитному договору на предмет пролонгации основного долга. При этом в качестве залога – чтобы своим, видимо, благосостоянием не рисковать, – было решено использовать имущество другой фирмы – ООО «Мега-плюс», благо в числе участниц этого ООО значилась его хорошая знакомая – Ольга Трухина.

Доля Ольги Владимировны в ООО – 28,57% – была, правда, маловата, чтобы она могла единолично принять решение о совершении крупной сделки. Однако ни её, ни Александра Фалеева это обстоятельство, судя по всему, не смутило. И 5 июля 2017 года на свет появился протокол внеочередного общего собрания участников ООО «Мега-Плюс», в ходе которого крупная сделка якобы была единогласно одобрена всеми тремя участниками ООО, в том числе Владимиром Ершовым и Владимиром Бурковым. После чего – уже на совершенно законных, казалось бы, основаниях – ООО «Мега-плюс» заключило с АО «Россельхозбанк» договор залога, суть которого сводилась к тому, что ежели «Свежий хлеб» допустит просрочку по оплате кредита, то перед банком за это ответит своим имуществом «Мега-плюс».

Живее всех живых

«Но зачем? – спросите вы. – Зачем участники «Мега-плюса» дали добро на заключение договора, лишившего их возможности свободно распоряжаться собственным имуществом? Зачем проголосовали за безвозмездный вывод значительной имущественной массы при отсутствии какого-либо встречного предоставления от ООО «Свежий хлеб»? Зачем согласились на существенное нарушение своих имущественных прав и на причинение самим же себе крупного убытка?». А за тем, отвечу я вам, что на самом деле никто, кроме Ольги Трухиной, никакого согласия на эту сделку, похоже, давать и не думал.

Владимир Бурков, чей автограф стоит под июльским протоколом, скончался ещё в сентябре 2016 года – то есть за 9 месяцев до собрания. Не признал своей подписи под документом и Владимир Ершов, выкупивший у наследников Буркова его долю – и увеличивший таким образом свою до 71,43%. «При изучении протокола от 5 июля 2017 года я обратил внимание, что подпись от моего имени выполнена не мной, – рассказывает Владимир Юрьевич. – Кто и когда её подделал, я не знаю. Подозрения, конечно, есть, так как наличие протокола позволило извлечь выгоду имущественного характера только директору ООО «Свежий хлеб» Александру Фалееву». Который, к слову сказать, директорствует не только в этом ООО, но и в ООО «Хлебозавод Пятый», зарегистрированном в Сыктывкаре (не путать с ООО «Хлебозавод Пятый», зарегистрированным в Кирове – там директором значится Ольга Пантелеева, в недавнем прошлом – гражданская жена уже знакомого нам совладельца АО «Слободской молочный комбинат» Дмитрия Елькина, который, в свою очередь, приходится Ольге Трухиной родным братом). Конкретными же исполнителями, по мнению Владимира Ершова, могли быть юристы Александра Юдникова и Ольга Шевелёва или бухгалтер Татьяна Суслова, которые работают по адресу кировского ООО «Хлебозавод Пятый» (Октябрьский, 79) и, как правило, готовят документы для всех предприятий, подконтрольных Дмитрию Елькину и Андрею Буторину.

Что тут добавишь? А ничего. Схема, по которой Ольга Трухина с долей в 28,57% как бы приняла решение за Владимира Ершова с долей в 71,43%, Владимиру Юрьевичу, разумеется, не понравилась – по причине её явного несоответствия Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью». Однако полиция, в которую он обратился за помощью, к его заявлению осталась безучастна – никаких нарушений, надо полагать, в ситуации с мёртвым подписантом не усмотрев.

Ба! Знакомые всё лица!

Или вот ещё одна поучительная залоговая история – в которой вновь задействовано множество уже знакомых нам персонажей. Началась она с того, что директор сыктывкарского ООО «Гранит» Александр Князюк решил купить у гражданина Андрея Буторина административное здание в пригороде Кирова. Ну, а поскольку использовать это здание предполагалось для реализации совместных проектов с предпринимателем Игорем Злобиным, то Игорю Николаевичу он все переговоры вести и поручил.

Здесь, наверное, сразу следует уточнить, что гражданин Андрей Буторин – это тот самый директор ООО «Флагман», который летом 2017 года подал в арбитраж девять подложных документов, чтобы взыскать с ООО «Мега-плюс» несуществующий долг (об этом я писал в предыдущей статье), а Игорь Злобин – тот самый совладелец АО «Слободской молочный комбинат», у которого cемья Елькиных зимой 2009-го «увела» контроль над предприятием (об этом я писал в предпредыдущей).

Итак, в ноябре 2016 года между ООО «Гранит» и Андреем Буториным был заключён договор купли-продажи административного здания в деревне Шихово общей площадью 460,9 квадратных метра и земельного участка под ним площадью в 551 квадратный метр. При этом Андрей Буторин обязался (цитирую) «передать ООО «Гранит» административное здание свободным от любых прав третьих лиц» и «обеспечить государственную регистрацию договора купли-продажи, а также переход права собственности на недвижимое имущество». Далее стороны подписали акт приёма-передачи, после чего ООО «Гранит» произвело с Андреем Борисовичем расчёт, перечислив ему 8 миллионов рублей.

И никакого мошенства

Радовались покупатели, однако же, недолго: как вскоре выяснилось, вся приобретённая ими недвижимость находится в залоге – и, соответственно, зарегистрировать договор купли-продажи и переход права собственности на неё невозможно. «Продавая здание и участок, Андрей Буторин ввёл нас в заблуждение, убедив, что недвижимость не арестована, не является залоговым имуществом и что с документами всё в порядке, – сетует директор «Гранита» Александр Князюк. – Таким образом, он продал нам заложенную недвижимость, заведомо зная, что не имеет права делать это без письменного согласия банка либо до полного погашения кредита».

Разделяет возмущение компаньона и Игорь Злобин, который непосредственно вёл переговоры о приобретении здания и участка. «Не исключаю, что Андрей Буторин, продавая нам заложенную недвижимость, действовал с прямым умыслом, – говорит Игорь Николаевич. – Насколько мне известно, получив от нас 8 миллионов, он не предпринял никаких мер для погашения кредита, а деньгами, скорее всего, распорядился в своих интересах. Причём умысел, направленный на незаконное завладение деньгами ООО «Гранит», возник у Андрея Борисовича, надо полагать, ещё до того, как был подписан договор купли-продажи».

Был ли у Андрея Буторина умысел или не было, мы знать не можем. Но деньги он получил точно – меж тем как ООО «Гранит», расставшись с восемью миллионами, осталось ни с чем – не имея возможности оформить право собственности на купленную недвижимость либо хоть как-то ею распорядиться. Более того: если Андрей Буторин по какой-либо причине не сможет (или не захочет) погасить кредит, то и здание, и земельный участок будут попросту реализованы в интересах банка.

В январе 2018 года Александр Князюк обратился в УМВД по Кировской области с заявлением, попросив провести проверку и решить вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 («мошенничество в особо крупном размере») УК РФ. Однако ответом Александру Викторовичу стал отказ.

«Это уж как повелось, – прокомментировал ситуацию Игорь Злобин. – Если в вашем заявлении упомянуты Елькин или Буторин – ждите отказа. Нет, что вы, какая коррупция? Просто примета такая народная, только и всего».

Источник: «Вятская особая газета», Сергей Братухин.

Комментарии (10)К последнему
Гость_Злой | 25 апреля 2018, 13:38 #
Создается впечатление, что лихие девяностые не кончились.
Гость_Михаил, обоссаный нарик | 25 апреля 2018, 19:05 #
Как делал бутерброды и шашлыки-так и делаю.
Гость_Злой | 25 апреля 2018, 13:40 #
Автору на заметку. Согласно закону "О полиции" сотрудники полиции не имеют права вмешиваться в гражданско-правовые отношения. А поскольку тут договоры присутствуют, то и уголовщины здесь нет. Пусть стороны разбираются в суде общей юрисдикции или в арбитраже.
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала
Читайте в СМИ