Филиппо Спади: приходится банками возить сгущенку в Италию

25 сентября 2018, 20:10 | Алена Дмитриева, Алексей Сидоров
Портал Newsler.ru встретился с итальянским бизнесменом Филиппо Спади, который запускает производство сыров в Кировской области. Мы узнали у него, почему он выбрал именно Киров и когда можно будет попробовать настоящий итальянский пармезан.

Филиппо Спади не только бизнесмен, он еще занимается поиском захоронений пленных итальянцев и участвовал в раскопках на территории Кировской области.

- Когда Вы в первый раз приехали в Киров?

- В декабре 2016 года.

- Наверное, необычно было, что здесь так холодно, а климат значительно отличается от итальянского?

- Мне нравится холод, для меня это были прекрасные впечатления. Понравилось, что вы живете в такую холодную зиму. Мы были удивлены машинам, валенкам, бане и всему тому, что вы используете, чтобы защититься от холодных дней. Удивлялись и тому, что зимой очень мало освещения на улице.

- Как часто Вы бываете в Кирове?

- Сейчас почти каждый месяц приезжаю.

- Это связано с производством? Необходим постоянный контроль?

- Да, конечно, сначала мы проверяли здесь качество молока. В мае привезли сюда машины из Италии и сделали первую пробную продукцию. Оформление документов, перевоз оборудования, организация всего - это очень энергозатратно, поэтому пришлось приезжать так часто.

- Конечно, самое интересное, почему Вы выбрали Киров для производства сыра? Что Вас связывает с нашим городом кроме поисковых операций?

- Изначально мы приехали в Киров именно из-за поисковых дел. Когда мы сюда приехали и провели здесь время, то увидели, что это хорошее, спокойное место и люди здесь очень хорошие. Нам здесь понравилось и мы решили, почему бы не перенести сюда что-то, чего здесь нет. У вас много хорошего молока, и вам не хватает только сыра. Поэтому мы и решили: почему бы и нет.

- Не хватает пармезана?

- Вам хватает сыров твердых сортов, но пармезана нет.

- Будете производить только пармезан, или может моцарелла тоже появится?

- Это абсолютно разные продукты, но мы так-то можем делать все. Моцареллу просто делать.

- Вы привезли оборудование для производства и своего сыровара из Италии...

- Мы называем его маэстро.

- Неужели кировчане не умеют делать сыр?

- Чтобы делать пармезан, необходим 10-летний опыт. Это очень-очень трудно. Поэтому даже если мы сейчас начнем кого-то обучать, то только через 10 лет он станет шеф-поваром. Таких школ не существует, только опыт.

- Что это за человек?

- Его зовут Джулиано (Филиппо показал фотографию маэстро на своей странице в Instagram — прим.автора). Сейчас мы организуем производство и, когда оно будет готово, то он приедет сюда.

- Вы привезли из Италии только сыровара или других сотрудников тоже?

- Только сыровара, остальные — русские. На нашей упаковке будет написано, что произведено в Кирове, все молоко тоже из Кировской области. Конечно, производство будет давать плюсы региону. А потом этот сыр можно будет продавать на всей территории России.

- А где само производство находится?

- В районе Богородского.

- Там как раз находится молочное производство. С этим и связано местоположение?

- Да. Здесь у вас производят очень вкусные творог, кефир, крем, йогурт, сгущенку. В Италии нет, например, сгущенки, кефира и творога.

- Как же Вы там живете без сгущенки?

- Я банками вожу сгущенку в Италию, у нее срок годности год. Мне нравятся блины со сгущенкой и... нутеллой.

- А вообще сгущенка может стать российским национальным брендом, как у итальянцев паста?

- Да, но в Италии никто не знает сгущенку.

- Насколько большое у Вас производство и сколько сотрудников работает?

- У нас не так много сотрудников: 10 человек операторов. Мы сначала начнем производить определенное количество сыра. Если нужен будет больший объем, то достаточно будет увеличить количество оборудования. Мы используем такую посудину, чтобы изготавливать пармезан (Филиппо показал на телефоне фотографию — прим.автора).

- Типа большого чана?

- Да, большая конусная посудина. Она используется только для пармезана. Мы привезли ее из Италии. Она очень глубокая, в каждом таком чане две формы пармезана получается.

- Сколько планируете в год выпускать сыра?

- Мы готовы производить до 150 тонн сыра. Но мы будем производить только, если рынок будет это запрашивать. Потом сможем где-то ускориться или притормозить, если понадобится. Это больше ручная работа, это не машины, которые делают сами.

- Сколько уже инвестиций вложено?

- Сейчас мы уже вложили 5-6 млн рублей. Но нам придется еще вкладывать немало, еще 5-6 млн точно.

- Достаточно затратное производство.

- Да, затратное. Потому что молоко покупаешь сегодня, а продашь ты его только через 6 месяцев или через год, через столько будет готов сыр. Поэтому этот сыр фактически стоит на складе неподвижно.

В Италии есть склады, в которых находится продукция на 3 млн евро. Этими складами владеют банки, потому фабрика сыров не может сама по себе иметь такие большие деньги. И в Италии это нормально. Банк имеет в собственности склады фирм, которые производят сыры.

- Когда будет готова первая партия и кировчане смогут попробовать сыр?

- Первая партия будет готова в конце октября. Мы организуем дегустации, а для продажи публике мы откроемся только в феврале.

- Где можно будет купить?

- В супермаркетах, мы будем заключать договора на продажу. Я думаю, сыр можно будет найти в магазинах.

- Будете ли создавать какой-либо специализированный магазин?

- Мы пока не можем этого сказать, потому что сначала все хотят попробовать сыр. Пока мы концентрируемся на том, как сделать презентацию, чтобы люди поняли культуру нашего сыра. Мы его едим не так, как вы едите ваш сыр. Для нас сейчас самое важное - запуск производства.

- Давайте еще поговорим о Вашем участии в поиске захоронений пленных итальянцев. Как долго Вы этим занимаетесь?

- Можно сказать, с детства. В Италии не так много музеев, почти не проводятся встречи, на которых можно было бы поговорить про Вторую мировую войну. В отличие от вас мы проиграли, поэтому у нас говорят обо всем, но никак не о войне. Война была трудной, а после 8 сентября началась гражданская война: братья шли против братьев. Поэтому это все было очень нехорошо, и не каждый об этом говорит с желанием.

Несколько лет назад наш президент республики начал говорить о Второй мировой войне, но не с духом политической критики, а как об историческом факте. Пожилые люди умирают, и появилась необходимость сохранить память и передать ее. В те годы в Италии начали проводить выставки, организовывать встречи, где молодым рассказывались об истории. Потом стали создаваться музеи, по крайней мере у нас, в северной части Италии, и в центральной. Там в этих музеях рассказывают о личных историях солдат, о личных трагедиях. Война принесла много страданий.

Нам всегда нравилась эта тема, и очень хотелось узнать о тех солдатах, которые не вернулись домой. Сейчас появились новые средства связи, интернет, и мы можем находится в контакте со всем миром.

- Вы проводите поиски только в Кировской области или в других городах тоже?

- Мы пробовали и в других городах искать наших солдатов, но первая миссия по раскопкам была здесь в Кировской области. Мы делали раскопки в Африке, Греции, Албании.

Мы должны были ехать в Волгоград, но там по некоторым причинам у нас не получилось. Там нас никто не был готов принять, не были готовы к раскопкам. Тогда мы поменяли планы и приехали в Кировскую область.

Комментарии (1)
Гость_не юрист | 26 сентября 2018, 17:30 #
А чё макаронник скромно умолал, что музеи, которые создаются на севере Италии — это музеи Муссолини?))
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала
Читайте в СМИ