Шульгин заявил, что следовал христианским принципам и не искал во власти источник обогащения

15 июня 2022, 15:25
Подсудимый Илья Шульгин, бывший глава администрации Кирова, выступил в ходе прений по уголовному делу.
Илья Шульгин.
Илья Шульгин. Фото: Newsler.ru / Андрей Котельников

В начале речи Илья Шульгин заявил, что после выступления гособвинителя у него сложилось впечатление, что он слышит доводы, которые не имеют отношения к делу.

«В своей работе я руководствовался прежде всего принципами профессионализма и общечеловеческими нормами, которые отражены в христианских принципах: не укради, не ври, не лжесвидетелствуй, не завидуй. И еще здравым смыслом и тем, как должны происходить дела. Я всю жизнь старался блюсти свою репутацию, не поступал против совести, против закона. Я никогда не упивался властью и не искал во власти источник обогащения, получения благ. Этого никогда не было и не будет впредь. Те действия, по мнению защиты, которые повлекли тяжкие последствия, возможно, были совершены лицами, которые в этом участвовали. То дело, которое здесь рассматривается, ранее мне представлялось насыщенным и таким, в котором можно разобраться. Мне казалось, что это простое дело, которое не требует высоких и пафосных речей. Обвинение говорит, что подсудимому не требуется мотива для совершения преступления. Не было ни в мыслях моих, ни действиях никакого сговора, никакого преступного замысла. Это просто вызывает удивление, недоумение и смех, даже не знаю, как это паририровать. Как парировать неправду? Я могу воззвать к суду, чтобы еще раз во всем разобраться. Я и моя защита обращали внимание на несоответствие в деле, на необходимость дополнительных действий в рамках предварительного следствия. Но до сегодняшнего это не было сделано».

Шульгин отметил, что цель выполнения нацпроекта была определена четко — обспечение безопасности на дорогах, снижение смертности и травматизма. Согласно нацпроекту, надо было заключить контакт и закупить средства фотовидефоксации нарушений ПДД.

«Из показаний Печенкина, из очной ставки, при разборе моего телефонного разговора известно, что там нет никаких указаний с моей стороны принять эти камеры, там нет даже никакого сформированного мнения о приемке или неприемке камер. Мы должны достичь показателя снижения смертности на дорогах, и необходимо своевременно сделать все мероприятяи по установке камер до Нового года. И главное, чтобы вопрос этот был решен. Примете эти камеры, не примете, назначите экспертизы и так далее — это ваша работа, это ваши полномочия, ваша зона ответственности. Я не могу принимать на себя эту ответственность, вы за это получаете зарплату. Как они это будут исполнять — это их дело, их ответственность. Моя задача в случае явного нарушения срока проконтролировать, обратить внимание, запустить процесс в такое русло, чтобы своевременно в рамках контакта был достигнут результат», — сказал Шульгин.

Подсудимый также отметил, что ни у администрации, ни у мэрии не было никаких показателей по количеству камер. Об этом говорило министерство информитехнологий и связи и подведомственные им учреждения. «Никакого стремления любой ценой принять эти камеры не было. Это ничем не доказано, что я к этому стремился, что давал указания, что был какой-то сговор — это голословные утверждения».

По его мнению, в данном деле все доказательства, вероятно, подгонялись следствием под него и Ишутинова. Он также сказал, что экспертиза эксперта Анисимова о несоответствии камер техзаданию не может быть достоверной. Шульгин считает, что эту экспертизу нельзя использовать в качестве доказательства в деле.

«Я точно знаю, что я никогда ни на одном совещании не давал незаконных распоряжений, ни в какой форме. Ни одного подвтержения нет, что были угрозы увольнением. Мотива кого-то уволнять у меня не было. Это нигде не зафиксировано. Это два человека предполагают: Печенкин и Соломенников. Кто им об этом сказал? Великая тайна», — отметил подсудимый.

Также Шульгин обратил внимание, что до конца непонятно, контрафакт данные камеры или нет. Производитель оборудования не был допрошен в суде, а обвинение приобщило только формальные письма от производителя, уточнил подсудимый. По словам Ильи Вячеславовича, все документы на камеры фиксации ПДД имеют легальный, легитимный статус, и ими доказывается, что камеры — не контрафакт.

«Вся моя работа была очень простой, понятной мне и моим подчиненными. На тот момент проблем с реализацией данного муниципального контакта я не видел», — сказал он.

Ранее мы писали об имуществе, которое арестовали у Шульгина. Оказалось, ему принадлежат книга «Санкт-Петербург» стоимостью 125 тыс. рублей, книга «История государства Российского» Карамзина стоимостью 16 тыс. рублей, 9 статуэток «Сваровски» стоимостью 400 тыс. рублей и машина «Ауди Q7» стоимостью 736 тыс. рублей. 

Читайте по теме Дело Ильи Шульгина
Шульгин о приговоре: на все воля Божья
Адвокаты просят оправдать Шульгина
Шульгин в суде рассказал о своей ориентации
Комментарии (0)
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии. Также вы можете войти через социальные сети:
Читайте в СМИ