Эхо дела Голунова докатилось до Кирова

11 июня 2019, 15:14 | Елена Овчинникова
Столичного журналиста Ивана Голунова обвинили в попытке сбыта наркотиков. Портал Newsler.ru вспоминает подобные случаи с кировскими журналистами.
Иван Голунов

Как сообщают федеральные СМИ, Голунов был задержан 6 июня. При личном досмотре полицейские обнаружили у него около 4 граммов метилэфедрона, а при обыске на съемной квартире - кокаин. Сам журналист утверждает, что наркотики ему подбросили.

Несмотря на то, что в анализах подозреваемого не обнаружены следы наркотических препаратов, а на пакетиках с «дурью» отсутствует его ДНК, 11 июня суд избрал сотруднику скандального интернет-издания «Медуза» меру пресечения в виде домашнего ареста до 7 августа включительно.

Информация об аресте журналиста доведена до Владимира Путина. А попытку обвинения в «сбыте наркотиков в особо крупном размере», что грозит более чем 10-летним сроком наказания, обсуждают во всех российских и во многих зарубежных издательствах. И большинство «акул пера», в том числе и кировских, согласны с тем, что наркотики Голунову, занимающегося журналистскими расследованиями (в последнее время он раскапывал историю столичной кладбищенской мафии), подбросили.

Кировское эхо

Впрочем, для некоторых кировских журналистов и владельцев изданий подбрасывание наркотиков и избиение в целях запугивания и дискредитации, вовсе не нова. Одним из особенно пострадавших за публикацию правды считают журналиста и первого владельца «Вятского наблюдателя» Сергея Бачинина, выпустившего в свет свою газету еще 1 апреля 1991 года.

В ноябре 1998 года у Бачинини также нашли наркотики, а, дабы наверняка отправить главреда на нары, еще и гранату РГД, которую позже обнаружили на складе боеприпасов одного их подразделений УВД. Свою вину Сергей Игоревич отрицал полностью, утверждая, что стал жертвой крупномасштабной политической провокации, имеющей цель «поставить на место» журналиста и издателя, ставшего главным врагом для губернатора Владимира Сергеенкова: «Проще говоря, наркотики и гранату подкинули люди, которые хотят, чтобы в Кировской области свободно высказывался только один человек».

Тогда Бачинину удалось доказать свою невиновность, а пятью годами позже милицейский чин, руководивший операцией по обнаружению гранаты и наркотиков, принес главному редактору извинения, сказав: «Сергей, ты понимаешь, что был приказ». Правда, друзьями после того они не стали, но при встрече руки друг другу пожимали.

В начале двухтысячных Сергей Бачинин рекомендовал всем сотрудникам редакции, работавшим «в острой тематике», носить одежду без карманов или их зашивать, а также публично заявлять об высказанных в их адрес угрозах «подкинуть оружие или наркоту». Возможно, благодаря его рекомендациям, ни у одного из сотрудников издательства наркотики не искали.

Но на том репрессии в отношении кировских журналистов не закончились: вскоре Бачинин получил ножевое ранение, затем был жестоко избит, когда катался на велосипеде. Причем, ответственность за избиение почти во всеуслышание взял на себя тогдашний директор Центрального рынка Сергей Лузянин, заявивший, что «нехрен писать чего попало про него и его друзей».

Особенную активность избиения журналистов можно было заметить в те времена,когда кировский УБОП возглавил полковник Игорь Ильин. В то время была изувечена в подъезде своего дома на Милицейской Татьяна Мокропуло, писавшая про безобразия в городской администрации (после чего Мокропуло навсегда покинула Россию и была вполне счастлива, работая в американском приюте для животных).

Удары кастетом по голове получили Сергей Бачинин, директор «РЕН-ТВ» Юрий Шлемензон, журналист «ВН» Елена Овчинникова. Милиция, создавая видимость поисков преступников, конечно никого не обнаружила, но поясняла приватно, что «Шлемензона заказала влюбленная в него дама», а Овчинникова «задолжала денег». Меж тем автомобиль, который ожидал спортивного мужчину с военной выправкой и короткой стрижкой, который бил журналистов кастетом, завернутым в полиэтиленовый пакет, еще несколько лет, как оперативный, стоял потом во дворе УБОПа.

Интересно, что лет через пять-шесть после нападения на работников «ВН», полковник Ильин пришел в редакцию с жалобой на своих бывших подчиненных, которые «шьют ему дело о мошенничестве». По распоряжению Бачинина, готовила материал, в котором была изложена версия полковника, позже осужденного за хищение денег, выделенных из федерального бюджета на захоронение ветеранов, Елена Овчинникова.

Уже когда верстался номер, стало известно, что уголовное преследование Ивана Голунова все-таки прекращено. Дело закрыто в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления, пояснил глава российского МВД Владимир Колокольцев.

Комментарии (64)К последнему
Юрист Антон Долгих | 11 июня 2019, 15:43 #
Гость_гость | 12 июня 2019, 10:13 #
Долгих и тут примазывается. Герой, его дело ни как не было связано с какими либо репрессиями.
Гость_НОВЫЙ | 12 июня 2019, 10:16 #
Долгих ты всех уже достал необоснованными нападками. Тебе везде преступления мерещатся. На всех твоих "роликах" звонки в дежурную часть с "сообщениями о преступлении". Когда уже эти галлюцинации у тебя прекратятся. ПСИХИАТРЫ ГДЕ ВЫ???????
Авторизуйтесь или войдите, как гость, чтобы оставлять комментарии. Также вы можете войти через социальные сети:
Читайте в СМИ