Возможный конфликт со следователем привел семью Кочуровых на скамью подсудимых

18 февраля 2021, 15:27 | Елена Овчинникова
Уголовное дело супругов Кочуровых, имеющих на двоих пятерых детей, старшая из которых учится в институте, а младшей не исполнилось и полутора лет, передано в суд. Тот рассмотрит дело по обвинению обоих супругов в «истязании группой лиц одного из несовершеннолетних сыновей».
Возможный конфликт со следователем привел семью Кочуровых на скамью подсудимых

По версии следствия, в период с октября 2016 по май 2020-го в Кирово-Чепецке супруги Кочуровы - сын и сноха известного кировского строителя и владельца КЧУС Сергея Кочурова, - являясь отцом и мачехой несовершеннолетнего мальчика 2006 года рождения, «действуя группой лиц, систематически наносили ребенку побои и совершали иные действия». Мальчику причинены физические и психические страдания. Не выдержав противоправных действий со стороны взрослых, ребенок убежал к родной матери и рассказал ей о произошедшем.

Однако, в судебном процессе о невиновности супружеской четы будут свидетельствовать не только друзья и знакомые семьи, но и представители полиции - ПДН, и опеки, которые в последние годы едва ль не ежедневно контролировали большое семейство, проверяя бесчисленные жалобы бывшей супруги Андрея Кочурова - Ольги. Якобы сообщавшей во все мыслимые инстанции, что мальчиков обижают «деспоты и изуверы», которые не кормят детей.

Дети всегда были с отцом

...В 2013 году, когда от Андрея Кочурова ушла жена Ольга, оставив его одного с двумя детьми, он целый год занимался воспитанием сыновей. А когда через год у Андрея появилась новая семья, вопрос о том, где будут жить мальчики, решился в суде - Ольга на детей не претендовала. Так как почти сразу после развода биологическая мать мальчишек вышла замуж и родила третьего ребенка, не особо интересуясь тогда судьбой старших детей. Но, оставшись без мужа во второй раз, вспомнила, что у нее есть и другие сыновья, а их отец - состоятельный человек.

Мальчики же, жившие в новой семье отца, практически сразу же начали называть новую супругу Андрея мамой или мамой Юлей. Женщина была к ним добра и заботлива, и дети постепенно забывали о том, как жили раньше. Ведь «прежняя мама», сильно увлеченная кришнаитка, запрещала есть мясо и поощряла распевание мантр, объясняя недовольство супруга тем, что «папа плохой».

«Поначалу Ольга, когда Андрей был на работе, а с детьми оставалась няня, приходила в дом, бродила по комнатам с горящей свечой и колокольчиками, якобы пугая детей и взрослых оставленными «куклами вуду» и прожженными шторами. Потом визиты прекратились, и до конца 2015 года семья жила спокойно. Юля носилась с мальчиками в садик, в школу, на тренировки, по врачам и педагогам, плюс хлопоты по дому, успевая работать в своей фирме», - вспоминает друг семьи Кочуровых их недолгую спокойную жизнь, которая закончилась в 2015, когда Ольга обратилась в суд для определения времени встреч с сыновьями.

Хождение по мукам

Мировой суд вынес решение, разрешив биологической матери встречаться с детьми по пятницам, не навещая их в школе и в детском саду, дабы «не мешала учебному процессу». После чего в интернете якобы началась «травля Кочуровых», а телефоны раскалялись от угрожающих и оскорбительных СМСок. Едва не плакали воспитатели детского сада, куда с жалобами на истязание детей обращалась «бывшая жена». Так что Андрею не раз приходилось «срываться с работы», чтобы объяснить педагогам беспочвенность обвинений и успокоить сына.

Возможно, странности поведения «первой мамы» привели к тому, что дети не стремились с ней встречаться: во время недолгих свиданий женщина, как бы в лечебных целях, якобы «тыкала в них каким-то прибором» и «заставляла учить и петь мантры». А вскоре некоторые одноклассники старшего сына Ольги стали над ним издеваться и перестали общаться, так как «он не хочет общаться с мамой».

Так что подросток заблокировал ее номер телефона, что вылилось в очередной шквал обвинений в адрес Андрея и Юлии. Разбираться в ситуации, уговаривая мальчика начать общаться с матерью, пришлось взрослым: педагогам, соцработникам, родным.

«Самое страшное началось 11 января 2020 года, когда в дом Кочуровых, где вся семья ужинала, пришли люди с оружием - полицейские, ПДН, социальные службы, - чтобы «спасти мальчика», которого, по утверждению его мамы, «изуверы и деспоты довели до суицида». Поговорив с детьми, полицейские спокойно покинули «совершено нормальную семью Никиты», - говорит один из друзей Андрея.

Переломы возраста

В марте 2020 года Никите исполнилось 14 лет, он был обычным ребенком, только иногда «бузил», что случается со всеми подростками в его возрасте. Почему в ночь с 12 на 13 мая мальчик сбежал из дома, оставив записку («Вы лучшие родители»), так и осталось неизвестным.

Нашли Никиту у биологической матери, и поначалу Андрей и Юля особенно не волновались, решив не запрещать им общаться. Даже, собрав одежду и девайсы, отвезли все необходимое сыну. Тем более, что сама Ольга сообщала «сопернице», что Никита «поживет у нее немного и вскоре вернется». Однако возбужденное в отношении Кочуровых уголовное дело, изменило ход событий.

Ольга регулярно извещала полицию, что бывший муж «намерен подкинуть ей наркотики, что бьет ее и ребенка и угрожает убийством», утверждая потом на допросах, что «погорячилась».

Истязания, которых не было?

Согласно материалам следствия, 11 мая Юля якобы горящей свечой сожгла сыну руку, 3 и 7 марта била его ремнем, нанося каждый раз не менее 20 ударов, неоднократно пинала по телу, в апреле брызнула в глаза антисептиком, а также, схватив за горло, ударила о кухонный шкаф головой. И это далеко не полный перечень травм и обид, полученных подростком от родителей. Которые к тому же, специально унижали сына, якобы заставляя его по несколько раз в день мыть в доме унитазы.

Не сразу, но Кочуровым удалось доказать, что обвинения ложны: например, в один из дней, когда будто бы истязали Никиту, Юлии не было в городе, что подтверждено биллингом. В те дни, когда женщина якобы била его ремнем, семья ходила к врачам - Никита сильно затемпературил, почти 39, но никаких следов от побоев врачи не увидели. Также есть справка от окулиста об отсутствии следов химического ожога. А шрам на голове от «удара об шкаф» десятилетней давности, что подтверждается детской фотографией мальчика.

Видимо, пытаясь найти иных, кроме родной матери свидетелей избиений, Никита рассказал о том, что об издевательствах знал его тренер по боксу. Но, когда разыскали уехавшего из города мужчину, он страшно удивился: «Какие побои?! Они ж его любят».

Однако, получив от супругов доказательства невиновности, следователь якобы просто убрал из протоколов все даты, когда Кочуровы якобы издевались над ребенком, пояснив, что мальчик мог ошибиться в числах. Не принял он во внимание и тот факт, что, демонстрируя ожог, Никита часто путал руки. Зато принял как неопровержимые доказательства предоставленные следствию родной матерью фотографии, где, по ее словам, запечатлены следы побоев. При том, что на каждой из фоток ребенок снят «без головы».

Что обвиняемые тоже объяснили: переехав к матери, Никита изменил прическу и покрасил волосы, и его фотографии в полный рост были бы самым твердым доказательством того, что фото сделаны после 12 мая, то есть, возможно, обманом. Однако все попытки Кочуровых доказать правоту, предъявив несколько тысяч фотографий, где Никита с братьями, сестрами и друзьями, где не видны следы побоев, были безуспешны. Следователь передал четыре тома уголовного дела в прокуратуру, где преступление сочли доказанными.

Кстати, семья до сих пор не знает, почему Никита так поступил, ведь любое общение Никиты с отцом воспринимается следствием негативно. Но тем, кому удалось поговорить с подростком, говорят, что Никита якобы твердит одно: «Мне сказали, что их не посадят».

Из мести или по справедливости

Как рассказали представители семьи Кочуровых, по их твердому убеждению, дело могло быть «полностью сфабриковано». А следствие упорно отклоняло все ходатайства, которые помогли бы установить истину.

Так, в материалах дела в качестве вещдока имеется дневник Никиты, в котором он будто бы отмечал дни избиений. Однако родители утверждают, что передали сыну абсолютно новую записную книжку в середине мая, и все записи в ней, возможно, сделаны мальчиком под давлением родной матери. Однако ходатайство о направлении дневника на экспертизу для установления даты внесения записей отклонено. Ведь, подтверди эксперты правоту Кочуровых, дневник мальчика перестал бы быть вещдоком.

«Возможно, следователь Дмитрий Федоровых является сыном человека - Александра Федоровых, - находящегося в затяжном конфликте с отцом Андрея - Сергеем Кочуровым (владелец КЧУС). И его негативное к семье Кочуровых могло быть тем самым стимулом, чтобы отправить обоих на нары», - поясняют точку зрения собеседники.

Комментарии (46)К последнему
Гость_не юрист | 18 февраля 2021, 16:03 #
Мразь получила по заслугам, мразь должна страдать, я живу в чепуцке когда как раз рядом с управлением строительства, увижу кочурова лично плюну ему в жирную харю. Вшивцев.
Гость_Жижа не юриста | 18 февраля 2021, 16:04 #
Опять оторвался от валуевского члена?
Гость_не юрист | 18 февраля 2021, 16:09 ответил Гость_Жижа не юриста #
то что кочуровы мразоты это вся область знает, мразь воры и ублюдки получили по заслугам.
Авторизуйтесь или войдите, как гость, чтобы оставлять комментарии. Также вы можете войти через социальные сети:
Читайте в СМИ