Директор НЛК рассказал, для чего просил деньги Белых

25 октября 2017, 18:08 | Репортеръ
25 октября в Пресненском суде Москвы продолжили рассмотрение дела экс-губернатора Кировской области, которого обвиняют в получении взяток на 600 тыс. евро. Свидетель на новом заседании рассказал, на что Белых просил деньги у предприятий и почему НЛК помогал только «детям и инвалидам»
Никита Белых.
Никита Белых.

Суд над Никитой Белых длится третий месяц. По делу о взятках на 600 тыс. евро уже допросили самого экс-губернатора, его невесту Екатерину Рейферт, обвиненного в мошенничестве экс-собственника НЛК Альберта Ларицкого, а также заслушали записи разговоров Белых и взяткодателя Юрия Судгаймера. Прозвучавшие показания родили жгучий интерес к двум персонам, пока так и не появившимся в суде, - самому немецкому предпринимателю и экс-зампреду Сергею Щерчкову. К последнему - потому что Никита Юрьевич настойчиво не исключает, что первая взятка ушла именно Сергею Владимировичу, и называет его «мерзавцем».

Проблемы с инвестпроектами

На заседании 25 октября первым свидетелем стал гендиректор Нововятского лыжного комбината Руслан Цуканов. С основным акционером НЛК и УК «Лесхоз» Юрием Судгаймером они познакомились до начала деятельности Цуканова в «Лесхозе»: сначала ему предложили поработать в этих компаниях, чтобы правильно организовать деятельность УК «Лесхоз», а потом - возглавить НЛК. Познакомил Цуканова и Судгаймера Андрей Якубук, пишет «Медиазона», который юридически к деятельности НЛК и «Лесхоза» отношения не имел.

Проект НЛК подразумевал модернизацию действующего производства, «Лесхоза» - строительства малоэтажек. Губернатору в деле с инвестпроектами, указал Цуканов, отводилась роль подписывать распоряжения о рассмотрении и внесении заявки в правительство Кировской области. По словам Руслана Алексеевича, он не может «дословно рассудить про покровительство», которое будто бы оказывал Белых этим предприятиям.

«По Вашему мнению, заинтересован ли был Белых в реализации [инвестпроектов] или нет?» - спросила прокурор у Цуканова. «Сложно сказать... Ситуация менялась, - ответил тот. - По УК «Лесхоз» все прекрасно понимали, что инвестпроект в таком виде, в котором он был на момент совещаний, реализовываться не может».

В феврале 2014 года Никита Юрьевич отмечал, что данный проект может быть исключен из числа приоритетных. Это был как раз тот вариант развития событий, если бы никаких изменений в проект не внесли. «Вся сложность ситуации была в том, что на момент смены собственника в 2013 году инвестпроект УК «Лесхоз» уже находился в стадии отставания, невыполнения, - объяснял на суде Цуканов. - Согласно концепции, уже в первом квартале 2013 года должны были быть завершены инвестиции, созданы лесоперерабатывающие структуры, то есть запущено все производство. Уже тогда надо было всем реагировать на эту ситуацию». Он добавил, что если бы проект исключили из перечня приоритетных, предприятие понесло бы существенные убытки: «Нам выставили бы неустойку и расторгли бы договоры аренды участков. То есть фактически компания осталась бы без леса и вынуждена была бы заплатить очень крупную сумму».

Проблемы, по словам Цуканова, были и у НЛК: проведенный после смены собственника аудит показал, что внесенные в концепцию инвестпроекта производства - лыжи и паркет - нерентабельны, и в таком виде проект не может быть реализован. После этого было принято решение сосредоточиться на одном-единственном производстве - OSB-плитах. Такие изменения подразумевали увеличение суммы инвестиций с 1,3 до 1,8 млрд рублей, увеличение объема выпуска OSB-плит, отказ от нерентабельных производств и уменьшение лесосеки с 694 тыс. кубометров в год до 464 тыс.

Кто решал

Ситуация обострялась, и перед руководством «Лесхоза» была поставлена задача проработать возможные варианты и предложить их правительству. Заявки тогда согласовывали с Сергеем Вандышевым (в ноябре 2016 в отношении него возбуждено дело по ч.3 ст.285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) из департамента энергетики и промышленности Кировской области и Равилем Ахмадуллиным (в начале июля 2012 на него завели уголовное дело по ч.1 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий), в 2016 его уволили из правительства региона) из департамента лесного хозяйства. Кроме того, по поводу инвестпроектов работали с Георгием Мачехиным (экс-руководитель аппарата советников в облправительстве) и Евгением Михеевым (бывший министр промышленности и энергетики Кировской области, ныне советник Игоря Васильева, вместе с Алексеем Котлячковым - последний из команды Белых).

Наедине с Белых

16 мая 2016 года Белых с Судгаймером в Москве говорили об НЛК, который «лыжи больше не делает», но «на складе в запасе еще лет на десять». Из аудиоверсии разговора ясно, что речь идет о какой-то помощи НЛК, оказания которой Судгаймер ждал от Белых. «Никита Юрьевич, я одно хотел проговорить: Вы поймите, мы готовы вам помогать, но вы помогите нам, - приводила «Медиазона» в трансляции. - По поводу Вашей просьбы - нереально деньги взять с завода, иначе потом начнутся серьезные проблемы. И эту проблему придется мне самому решать. Потому что 19% обнал? Это что, мне 230 тысяч будет? Я эту проблему решу сам, мне лучше оттуда привезти. Дайте мне только время».

В ответ на жалобы Судгаймера Белых говорит: пусть ему, губернатору, позвонит Руслан Цуканов и распишет проблемы более конкретно. На заседании Руслан Алексеевич сказал, что с Белых они встретились 17 мая.

Беседа длилась всего 8-10 минут. На встрече с губернатором Цуканов обозначил три основные проблемы: инвестроекты УК «Лесхоз» и НЛК, вывод из-под нагрузки котельной НЛК и отношения с налоговиками (после Ларицкого у НЛК осталась задолженность по НДС в размере 80 млн рублей).

Цуканов вспомнил на суде, что Никита Юрьевич его рассказ тогда записал, «но реакции какой-то не было, губернатор ничего не пообещал».

Позже выяснилось, что разговор с экс-губернатором Руслан Алексеевич записывал на диктофон, который своему собеседнику не показывал. «Не каждый день встречаешься с губернатором, - объяснил необходимость записи гендиректор НЛК, - да и чтобы не забыть ничего. Это была не какая-то приватная встреча, а встреча в правительстве, поэтому я решил, чтобы ничего не упустить в диалоге, так сделать. Я даже не думал, что он один будет». Судгаймеру о существовании записи он рассказал только после возбуждения в отношении Белых уголовного дела.
Цуканов отрицал, что вел запись скрытно, но Никита Юрьевич из камеры поинтересовался, почему нельзя было положить диктофон на стол. «То есть Вы скрытно вели запись?» - уточнил он. «Ну, наверное, да», - сказал в конце концов свидетель.

Вино для непьющих

На предыдущих заседаниях Никита Юрьевич не раз отмечал, что алкоголь не употребляет. В том числе поэтому он не стал раскрывать подарок, принесенный Судгаймером 24 июня 2016 года: «Когда у Вас (это был ответ прокурору - прим.) день рождения, я понимаю, Вы радуетесь каждому пакету, который Вам приносят, но для меня, к сожалению, это рутинная тема. И я не пью, и для меня было бы странно говорить: «Какое хорошее вино, жаль, что я не пью, поменяйте на что-нибудь другое». Я не заглядывал туда, не шарил. Поблагодарил и поставил рядом со столом».

25 октября Руслана Цуканова спросили, дарил ли он что-либо губернатору по просьбе Судгаймера? Тот ответил: один раз передавал бутылку вина на Новый год. «Дорогая?» - уточнила прокурор. «Не знаю. Я в винах не разбираюсь, это же Юрий Александрович просил передать», - ответил свидетель.

Благотворительность

Когда разговор дошел до вопросов о том, на что Никита Белых собирал деньги, Цуканов рассказал, как в апреле экс-губернатор просил все предпринимательское сообщество оказать посильную помощь в восстановлении храма и принять участие в других социальных проектах.

НЛК и «Лесхоз» откликнулись, первый перевод был отправлен на восстановление храма, второй - фонду, «который занимался другими инициативами, в том числе восстановлением фасадов, всего такого». Цуканов не смог вспомнить ни название фонда, ни точную сумму помощи.

По словам гендиректора НЛК, Юрий Судгаймер, будучи собственником, знал об этой благотворительности, и сумма переводов будто бы согласовывалась с ним.

«Навскидку скажу, что больше миллиона[перевели] к 2016 году, потому что ситуация финансовая тяжелая была, а после встречи с губернатором мы сделали еще перечисления». Деньги перечислялись безналичным способом», - пояснил свидетель.
Кроме того, деньги давались на лесные мероприятия, разнообразные «дни работников леса», добавил Цуканов. «С учетом сложности на предприятии мы могли оказать помощь только самым нуждающимся, в моем понимании это дети и инвалиды. Детские дома, помощь в оплате счетов, бензин и оставшееся наследство от лыжного цеха - комплекты лыжные в школы, детские дома и другие учреждения», - рассказал Руслан Алексеевич.

Прокурор поинтересовалась у свидетеля, ради чего предприятия участвовали в избирательной кампании. «Ради чего - вопрос второй, - ответил Цуканов. - Если обращается губернатор к предпринимательскому сообществу, если идет инициатива, как можно отказать? Конкретно в избирательной кампании мы не участвовали, только в благоустройстве. 1,1 или 1,2 млн было в 2016 году потрачено, а в 2015 - 500-600 тысяч».

После этого Никита Юрьевич заметил: «Вы говорите, что согласовали с Судгаймером сам факт и сумму благотворительного взноса, а Судгаймер говорит, что понятия не имел о проектах по благотворительности...»

Цуканов в ответ заметил, что они говорили не о размере взносов, а непосредственно об участии НЛК и «Лесхоза» в этих сборах. « То есть вопрос суммы был оставлен Судгаймером на Ваше усмотрение?» - уточнила судья. «Можно сказать и так», - согласился свидетель.

Главный тормоз

«Как Вы могли бы охарактеризовать Ваши отношения с правительством области?» - спросил у Цуканова подсудимый. «Ну, Никита Юрьевич... Я смотрю с призмы своего подхода к делу, - откликнулся Руслан Алексеевич. - Понятно, что у правительства области очень много задач, функций... Лично на мой взгляд, если объективно смотреть, ситуация сильно затянулась с решениями по нам по ряду причин и обстоятельств. То, что касается и инвестпроектов, и вывода котельной, затянулось. Я не берусь судить, но...»

«Вообще «покровительство» - это размыто очень (Белых вменяют общее покровительство НЛК и «Лесхозу» - прим.), но по УК «Лесхоз» решение должно было быть принято еще в конце 2013 года. Оно принято не было, - продолжил Цуканов. - Это произошло, потому что не было четкого понимания, оставлять эти проекты, завершать их или исключать из перечня».

«Моя задача, - уточнил он, - была в обеспечении деятельности предприятия и предоставлении всей информации правительству. При общении с тем же Михеевым и Вандышевым мне говорили, что последнее решение будет за губернатором».

«Осуществлялось ли со стороны правительства что-то, выходящее за рамки делового общения между правительством и предпринимателями?» - спросили у Цуканова. «Это были рабочие, деловые отношения, ничего выходящего я не вижу. Сложность и медлительность взаимодействия по НЛК об этом говорит, везде бралась пауза для проработки того или иного решения», - ответил он.

Кипрские офшоры

В конце заседания адвокат Белых Андрей Грохотов начал расспрашивать Руслана Цуканова про компанию «РЕМИГАЛ КОНСАЛТАНТС ЛИМИТЕД». Напомним, в полное ведение этого кипрского офшора в конце апреля 2015 года перешло ООО «УК «Лесхоз». При этом компания осталась в числе восьми инвестиционных проектов, включенных Минпромторгом РФ в перечень приоритетных проектов в области освоения лесов на территории Кировской области.

Цуканов знал, что эта компания должна НЛК большую сумму денег в рамках переуступки долга по кредитам Сбербанка, а данный долг обеспечен залогом имущества Кировской области. Кому принадлежит компания, Цуканов не в курсе.
После этого у гендиректора НЛК спросили, сколько сам Судгаймер вложил в НЛК и «Лесхоз». Ранее в разговоре с Белых Юрий Александрович выразился, отметим, так: «Я не видел ни копейки и не увижу лет десять. Мне зачем такой бизнес? Я столько туда вхерачил, это самая моя большая ошибка».

Точную сумму назвать Цуканов не смог, указав только, что в 2013 году Судгаймеру пришлось направлять деньги на реализацию проектов, оплачивать долг по зарплате, долг по НДС, текущую кредиторскую задолженность. «На каком-то промежуточном этапе это была сумма порядка 67 млн долларов. На сегодняшний день само предприятие, НЛК, имеет задолженность по всем кредитам, займам, долгам порядка 80 млн долларов», - отметил Руслан Алексеевич.

По его словам, «предприятие само было готово полностью к банкротству, и никаких других там вариантов не было», потому что «в наследство от предыдущего собственника» досталось огромное количество проблем.

Читайте по теме Дело Никиты Белых
Белых рассказал правду о жизни в колонии
Часы Белых упали в цене на 100 тысяч рублей
Псалтырь Никиты Белых продан в 25 раз дороже начальной цены
Комментарии (5)К последнему
Константин Копанев | 25 октября 2017, 21:28 #
Белых стал шутить. Видно, что его эмоциональный фон стал повышаться. Это явно шестая стадия принятия неизбежного. Предыдущие стадии (шок, отрицание, гнев, торг и депрессия) позади. Впереди анализ и планирование.

Изображение
Гость_Злой | 26 октября 2017, 09:52 #
Чет я не понял: что это за "бизнесмены" такие, что вкладывают деньги в заведомо убыточное производство? Значит, был другой "интерес"?
Гость_добрый | 26 октября 2017, 11:01 #
Интерес у всех инвесторов один - заработать. НА самом деле, если губер херово рынки понимал то это и вылилось в работу строго по закону Паретто. Возни и болтовни про светлое завтра много а результаты мизерные или вообще никаких. Белых ничем от Шаклеина не отличается, разница только в болтовне и пиаре, не было пока еще на вятской земле серьезного губера, потому и живем регулярно разгребая проблемы предыдущих болтунов, параллельно болтая для следующих.
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала
Читайте в СМИ