Свидетели выступили в пользу АО «НЛК», обвиняемого в захвате имущества «Эликона»

30 января 2020, 16:40
Сегодня в Первомайском районном суде города Кирова продолжается процесс по уголовному делу «о силовом захвате» мурыгинской бумажной фабрики, которую в 2017 году купил «Сокольский фанерный комбинат» (ООО «СФК»).
Свидетели выступили в пользу АО «НЛК», обвиняемого в захвате имущества «Эликона».
Свидетели выступили в пользу АО «НЛК», обвиняемого в захвате имущества «Эликона».

Во время продажи цехов и оборудования некогда известной фабрики «Эликон» из-за разного понимания сторонами прав собственности на имущество произошел конфликт с применением вооруженных людей в форме. По мнению Следственного комитета, виновны в неправомерном решении конфликта интересов были гендиректор «Нововятского лесоперерабатывающего комбината» Руслан Цуканов, его юрист Илья Огородников и конкурсный управляющий фабрики Сергей Мартынов. Они предстали перед судом.

Двое из них уже дали показания неделю назад и сегодня. После обеденного перерыва судья продолжил заседание. Заслушали свидетелей происшествия. 

Маски-шоу всерьез

Один из них, работник бумажной фабрики (трудоустроен в ООО «СФК» с сентября 2017 года) на вопрос прокурора о захвате цеха по переработке макулатуры рассказал следующее.

16 ноября 2018 года цех работал в штатном режиме, рабочие запустили машины. Свидетель пошел в здание управления и увидел три автомобиля, в том числе один с проблесковым маячком. Он повернул назад и увидел на территории людей в масках и с оружием, которые ничего ему не сказали и не представились.

Свидетель подошёл к цеху по переработке макулатуры, где тоже были люди в масках и камуфляже, которых он принял за полицию. В цех его не пустили. Он позвонил своему начальнику Николаю Огородникову. Вскоре к цеху подошел зам по производству, которого тоже не пустили, затем — Огородников, который тоже не смог пройти внутрь. Потом приехала полиция.

Разговор между вооруженными людьми в масках и полицейскими происходил на повышенных тонах, но свидетель не расслышал, что именно говорили. Далее он пошел к проходной и заметил, что камера видеонаблюдения приезд людей в масках не снимала, запись была затерта. Работник у ворот рассказал, что люди вошли, ворота открылись сами, а его просто рукой в сторону оттолкнули. Сколько было человек в масках, свидетель затруднился ответить: видел примерно шесть-восемь.

Работа цеха в результате прекратилась, рабочие вышли и обратно смогли попасть на фабрику только вечером. На вопрос, как вели себя люди в масках, свидетель ответил: «Нормально, не дерзко, просто не пускали в цех».

Представитель потерпевшей стороны спросил, кого знает свидетель. Тот ответил, что Руслана Цуканова, которого видел в тот день в своем цехе. Кто руководил действиями людей в камуфляже, не знает. На вопрос, был ли в тот день в цехе директор ООО «СФК» Антонов, ответил утвердительно, но не слышал, о чем тот говорил с другими.

Адвокат подсудимого спросил свидетеля, уверен ли он, что именно из-за людей в масках работа была приостановлена. Тот ответил, что да. На вопрос представителя ООО «СФК», возможно ли производство без данного цеха, ответил твердо: нет. 

Росреестр уверен в правах ООО «ИК «КБФ» 

Следующий свидетель — начальник правового отдела управления Росреестра. Его спросили по поводу регистрации объектов за ООО «ИК «КБФ», но тот ответил, что не помнит: слишком уж их много. Ему напомнили, о каких объектах идет речь, и он рассказал, что сотрудники фирмы обратились к нему сначала по поводу оформления цеха по переработке макулатуры в собственность ООО «ИК «КБФ». Спросили совета, как это сделать, если на руках имеют только копию договора купли-продажи. Свидетель ответил, что надо регистрацию проводить, если известно, где находится подлинник.

Подлинник нашли в Арбитражном суде, зарегистрировали объект. В дальнейшем были запросы из прокуратуры, Следкома, в Росреестре проводили проверку, искали нарушения. В итоге никто не был наказан.

Позже прошло три суда, все решения были приняты не в пользу потерпевших. ООО «СФК» пыталось оспорить в арбитраже регистрацию имущества ООО «ИК «КБФ», но не смогло. Признали, что все законно, включая сделку между «Эликоном» и ООО «ИК «КБФ».

Свидетеля спросили по поводу новых владельцев объектов. Тот ответил, что изучил все возможные документы и пришел к выводу, что спорные объекты не могут принадлежать кому-либо, кроме ООО «ИК «КБФ», а ООО «СФК» не могло быть владельцем, поскольку не могло зарегистрировать право собственности.

Представитель ООО «СФК» несколько раз попытался сформулировать вопрос к свидетелю по поводу регистрации имущества по копиям договора, пока судья не возразил, что сам не понимает смысла «тупикового» вопроса. Автор расстроился и задал другой вопрос: можно ли было не регистрировать имущество из-за того, что ООО «СФК» его купило. Свидетель ответил отрицательно и пояснил, что судебные споры не являются основанием для приостановления регистрации.

На вопрос адвоката одного из подсудимых, можно ли продать недвижимое имущество без его регистрации с 1997 года, свидетель ответил отрицательно. Так же, как на вопрос судьи, мог ли он зарегистрировать объекты за ООО «СФК», если бы то обратилось.

Следующий свидетель — сотрудница Росреестра, непосредственно оформлявшая документы. Она рассказала суду, как к ней обратились с заявлением о регистрации объектов на ООО «ИК «КБФ». Эту работу по цеху переработки макулатуры она временно приостанавливала из-за отсутствия правоустанавливающих документов: не было подлинника договора купли-продажи. Тогда она и обратилась к предыдущему свидетелю за советом, что делать. Выяснили, что подлинник находится в Арбитражном суде, и решили регистрировать без него.

Прокурор спросила свидетеля, не была ли ошибкой регистрация объектов по копии договоров, а не оригиналам? На ту же тему задал вопросы и представитель потерпевшей стороны.

Свидетель ответила, что ранее ее пытались убедить и представители Следкома, проводившие проверку в Росреестре, будто нельзя проводить регистрацию по копиям документов. Она даже думала приостановить процесс, однако посоветовалась с коллегами и убедилась, что все сделала правильно: подлинники существуют, они находятся в Арбитражном суде, который и выдал копии. Суд не выдал бы подлинники, поскольку получить их может только тот, кто внес, — уже не существующее юридически предприятие «Эликон».

Сотрудница Росреестра пояснила, что когда услышала про «рейдерский захват фабрики», начала перепроверять все документы, отправила запросы. Выяснила, что копии договоров, которые им предоставили, соответствуют подлинникам, а значит, все в порядке, законно и обоснованно, поэтому регистрацию еще никто не оспорил.

Внезапный поворот?

Адвокат потерпевшего и прокурор заявили судье ходатайство о том, чтобы зачитать предыдущие допросы последнего свидетеля. Тогда она якобы говорила, что ее действия были незаконны именно потому, что нельзя регистрировать имущество по копиям договоров, а сама она стала жертвой обмана.

Возможно, именно прежние показания свидетеля из Росреестра были ключевыми для стороны обвинения. После небольшого спора судьи с представителем ООО «СФК» из-за очередного взаимного непонимания процесс продолжили.

Огласили протокол допроса, проведенного несколько месяцев назад. Сотрудница Росреестра дала показания, что советовалась по поводу регистрации спорных объектов с правовым отделом, которым руководит предыдущий свидетель, но у нее все равно оставались сомнения в законности. Однако потом коллеги убедили все же зарегистрировать объекты. На всякий случай свидетель направила запрос в Арбитражный суд, всё сверила, и оснований для приостановления регистрации или отказа в ней не нашла. Свои действия свидетель назвала законными, несмотря на формальное нарушение процедуры регистрации.

Судья удивился: где же существенное противоречие в показаниях, о котором говорил представитель потерпевшей стороны?

Свидетель пояснила, что когда были первые допросы, на нее оказывалось психологическое воздействие со стороны сотрудника полиции, который руководил обысками в ее квартире. Однако дальнейшие объяснения оказались связаны с личной информацией, и единственного представителя СМИ попросили покинуть зал заседания.

Тем не менее продолжение следует.

Напомним, ранее кировский губернатор Игорь Васильев (бывший руководитель Росреестра) называл ООО «СФК» «примером того, как предприятие-банкрот может вновь стать лидером рынка, ответственным налогоплательщиком и обеспечить работой местных жителей».

Читайте по теме Захват Эликона
Свидетель по делу бумажной фабрики боится ехать в Россию из страха перед Цукановым
Сын Кулагиной о деле бумажной фабрики: «Следователь просил меня повлиять на мать»
По делу о «захвате» бумажной фабрики допросили гендиректора «СФК»
Комментарии (10)К последнему
Гость_Народ | 30 января 2020, 18:05 #
Да. Васильев прожимает дело ради СФК. ПОЗОР ГУБЕРНАТОРУ ЭТО РЭЙДЕРСТВО.
Гость_В | 30 января 2020, 18:06 #
За что их судят тогда не понимаю не хрена
Гость_Ма вроде | 31 января 2020, 09:03 #
"Почему Мавроди посадили? Не поделился. А почему выпустили? ПОДЕЛИЛСССЯ! М.Задорнов Российский юморист.
Комментарии закрыты в связи с истечением срока актуальности материала
Читайте в СМИ